Объединённый Русский форум

Вернуться   Объединённый Русский форум > Народные проекты > Охота на русофобов
Регистрация Правила форума Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 01.02.2018, 14:16
Аватар для Русское ДПНИ
Русское ДПНИ Русское ДПНИ вне форума
Официальный представитель
 
Регистрация: 09.11.2009
Адрес: Москва
Сообщений: 3,027
Русское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренцииРусское ДПНИ вне конкуренции
По умолчанию Мастерские художников. Стенограмма "круглого стола в МГД

Цитата:
Сообщение от Fantomas
"Московский комсомолец" №27602 от 29 января 2018

Как художников незаконно выселяют из мастерских: прокуратура и не слышала
У людей искусства отнимаются рабочие площади
http://www.mk.ru/culture/2018/01/28/...-slyshala.html
В Мосгордуме провели «круглый стол», где обсудили внесудебное выселение художников из мастерских и хищение их имущества. Зал разрывался от возмущений представителей творческих профессий.

В разразившемся скандале разбираются корреспонденты «МК».

Как художников незаконно выселяют из мастерских: прокуратура и не слышала фото: Наталья Мущинкина
В зале около трех десятков депутатов, художников, скульпторов, представителей московских творческих союзов... Они утверждают, что выселение деятелей искусств в последнее время стало системным. Из 4000 официальных мастерских, которые насчитывались в столице к началу 1990-х годов, осталось чуть более 2800. При этом больше половины помещений не обладает юридическим статусом, хотя они и были построены еще в советские времена на средства творческих союзов и официально переданы художникам.
http://www.mk.ru/culture/2018/01/28/...-slyshala.html
Ксения Гусева
Ксения Коробейникова

С Т Е Н О Г Р А М М А

заседания "круглого стола" на тему:


"Уничтожение базовых основ государственной поддержки русской культуры и искусства в Москве – института творческих мастерских и хищение имущества деятелей искусств при внесудебном выселении их из мастерских"

от 19 января 2018 года

(Ответственный – депутат Зубрилин Н.Г.)
(Зал заседаний № 2.201)


Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Здравствуйте, уважаемые товарищи. Начинаем работу нашего "круглого стола". Тема "круглого стола" – о проблемах наших творческих работников, художников, скульпторов и так далее. Дело в том, что в последние несколько лет в Москве волевым административным путем отнимаются помещения не только у творческих работников, но и у детских организаций. Есть примеры, когда в 7-8 утра приезжают ЧОП с сотрудниками полиции и незаконно захватывают здание. И потом, когда сотрудник приходит на работу, ему говорят – извините, это спор хозяйствующих субъектов, идите в суд и добивайтесь права на это помещение.

Мы считаем, что это абсолютно недопустимо. Наоборот сначала суд, а потом выселение или перемещение на другой, так скажем, объект. Но такого захвата здания, когда насильным путем административным выселяются организации общественные из помещений, такое должно быть недопустимым, потому что это на грани криминала, на грани, так скажем, работы "черных" риэлторов. Вот, к сожалению, в Москве такая практика сейчас насаждается, когда даже москвичи лишаются своих квартир, потому что очень много мошенников. И вот то, что у общественных организаций отнимаются помещения – это тоже в этом полукриминальном ряду. И проблему эту нужно решать.

И, если мы сегодня собрались с вами на "круглый стол", значит, проблема уже вышла на уровень города Москвы, серьезный уровень принимает, серьезные последствия после этого. Поэтому страдают люди, и уничтожается чужая собственность. Дети недополучают каких-то воспитательных процедур, потому что очень много секций спортивных, культурно-массовых, творческих тоже лишаются права на существование. Есть много примеров, я не буду сейчас адреса приводить, районы, потому что это приняло массовый характер. Поэтому мы сегодня эту проблему обсудим, так скажем, в специализированном русле с точки зрения творчества.

У нас есть тут определенные работники этого направления, работники культуры, творческие работники, скульпторы и так далее. Так что сегодня они выскажутся, и по итогам услышанного мы потом попросим должностных лиц выразить свое отношение.

Сегодня у нас присутствует Каковкина Яна Владимировна, это старший помощник Мещанского межрайонного прокурора, вот она сидит справа. Присутствует Коробов Виктор Борисович, начальник отдела Главного управления службы безопасности МВД России, тоже справа.

Присутствует представитель Правительства Москвы Храпков Кирилл Владимирович.

Слово предоставляется Канурину Алексею Ивановичу, художнику.
Пожалуйста.


КАНУРИН А.И.:

Я здесь представляю вот это все дело, потому что как наиболее компетентный и информированный человек в этой сфере, я занимаюсь этим давно, защитой творческих мастерских. Так сложилось. Поэтому я скажу фабулу наших с вами чаяний и того, что существует на сегодняшний день.

Первое. В постперестроечный момент в Москве было 4 тысячи творческих мастерских. Я не буду брать цифры средние, я скажу на сегодняшний день. Сегодня их осталось порядка 2800 с чем-то. Но самое неприятное, что по компьютеру Департамента имущества их числится всего 1300. То есть, более половины мастерских даже на сегодняшний день не имеют никакого статуса. У них закончились договоры, они висят в воздухе по Гражданскому кодексу. В любой из них могут прийти товарищи и что-то попросить.

Чтобы нам не быть в этом плане слепыми котятами, я вам скажу, примерно, как это видится сверху и снизу.

Сверху до нас нет никакого дела, потому что сейчас по имущественному комплексу идут другие задачи. Там у них стоит реновация, прежде всего, и им не до нас.

Сейчас Чеченская республика получила крупные деньги, чеченский народ, естественно, этих денег не получил. Но если вы возьмете, и посмотрите фирмы с уставной деятельностью – освоение земли под строительство, вы увидите, что все их возглавляют чеченцы. То есть, все эти деньги закапываются, наши деньги. Вот все они этим занимаются.

Не так давно мы – Тазьба есть здесь, нет Тазьбы? – с Тазьбой мы были здесь у руководителя Московской городской Думы Шапошникова. Честно говоря, такой солидный вид у него, большая охрана, но толку от нашего визита не было никакого. Это наверху.

Что касается снизу, почему так рьяно ЧОПы освобождают помещения? Я сам лично, Ванеева здесь пока нет, он должен подойти, мы с оружием в руках защищали две мастерских – Саакова и Устинова. Почему так рьяно ЧОПы на это идут? Потому что это обычный коррупционный сговор - отмывание бюджетных средств через уполномоченные структуры. То есть, все подвалы и чердаки в городе Москве, включая и художников, и кого угодно, должны быть поставлены на пультовую охрану. И за охрану стен и воздуха с города берутся деньги. Вот это то, за что мы страдаем сверху и за что мы страдаем снизу. Просто это я вам докладываю, чтобы мы тут не были, как бы… чтобы никто не думал, что мы слепые котята, не понимаем, что происходит.

Теперь, что касается непосредственно культуры и искусства.

На самом деле, этим делом обеспокоены многие, и этот вопрос встал не сегодня. То есть, не то, что мы вот сейчас собрались, да, я вот вам сейчас зачитаю.

Вот, предположим, Бортко пишет Мединскому: творческие мастерские – не блажь и не льгота, а государственная политика в сфере искусства. Она проводилась на протяжении веков, принципиально логична во всех развитых странах, то есть просит сделать. Говорухин предвыборного штаба Путина и руководитель Комитета по культуре пишет: "В связи со сложившейся ситуацией многолетней практикой существования творческих мастерских прошу вас, Сергей Семёнович, рассмотреть вопрос сохранения института творческих мастерских в городе Москве". Ноль внимания.

Ноль внимания Собянина и Раковой к этой проблеме, несмотря на то, что… У меня здесь не только эти комитеты, тут комитет, вот Нилов, Комитет по труду и социальной политике, то же самое пишет, то же самое Собянину, Комитет по противодействию коррупции то же самое, потому что там полностью соответствует коррупционным делам.

Потому что, представьте себе, я был свидетелем, там, как у Устинова из мастерской у заслуженного художника, сначала руководитель департамента пишет ему, что мы у тебя заберем все твои картинки и выкинем их на помойку, точнее, возьмем на ответственное хранение, а потом уничтожим. Это в официальном письме пишет, что он уничтожит результат творческой деятельности 70-летний заслуженного художника, кавалера Ордена почета и прочее. Зачем ему Путин вручал эти ордена, чтобы издеваться над человеком?

И вот на моих глазах две машины антиквариата и картин без никаких, вот здесь прокурорский работник есть, без никаких документов вообще. Я вызываю полицию, полиция приходит, делает это, они вызывают полицию свою, приезжают два подполковника, еще ночью там генерал приезжал целый, и начинают издеваться. Я ему говорю, где, говорю, хотя бы трамвайный билет, дайте на две машины антиквариата, ребята. А он улыбается и говорит: "Мы увезли на ответственное хранение". То есть без суда, без всего, без ничего на моих глазах. Это открытое хищение называется.

Причем на самом деле потом включили заднюю, и мастерскую художнику отдали. Оказалось, что они ее из его мастерской все-таки выносили, а не из мастерской города Москвы. Да, даже, если городу Москве принадлежало, все равно. То есть это просто непонятное, что с ними нужно было делать с этими подполковниками. Они все есть, и НТВ снимало. Мало того, с каким…

Голос из зала:
(Микрофон не включен).
Почему имена не называете…

КАНУРИН А.И.:

Чего имена, когда их физиономии есть, НТВ снимало, Рен-ТВ снимало. Есть сюжеты по этому поводу. Дело в том, что у нас ведь не в фактуре вопрос, не то, что у нас нет фактуры, у нас фактуры полно, понимаете, нет действий. Поэтому нам, конечно, на сегодняшний день, это я просто говорю как бы по вот именно по фактуре, а нам на сегодняшний день необходимо требовать не только по отдельным случаям принятие решений, а уж по Устинову это 100 процентов, это, я не знаю.

Ну, я могу привести пример. Например, сюда на Москву хотел великий жулик приехать из города Тюмени – начальник МВД Тюмени, естественно, на Московское ГУВД. Больших усилий стоило ему подпортить карьеру, и Путин снял его со всех постов без выходного пособия. Если бы еще этот приехал сюда в помощь Собянину и Раковой, то совсем все было бы хорошо у нас. Потому что и так все творится просто… Потому что ведь вот эти ЧОПы, которые охраняют стены и воздух, они же не сами по себе появились, они же не просто деньги сосут из московского бюджета.

Это сговор нескольких московских чиновников Департамента имущества и нескольких руководителей ГУВД города Москвы. Это что, для кого-то тайна? Не тайна. А почему все это дело творится? Почему мы должны поэтому страдать, почему они не могут делать своего чеченского бизнеса там, не знаю, или там охранного бизнеса, почему они не могут его делать не на нашей голове. Почему они не могут его делать нормально, как делается это во всем мире или хотя бы у нас в стране во многих местах. Обязательно нужно сделать на чьей-то голове. Обязательно нужно 90-летнего старика-художника вышибить вместе с его картинами и этими на улицу, а уж, тем более, украсть у него все это. До сих пор это не вернули.

Они говорят, из Департамента имущества, когда опомнились, говорят – приезжайте, забирайте. Чего забирать? То, что осталось? Где списки? Подаем в ГУВД списки, списки этого украденного, ноль внимания. Там какая-то отписка, там какой-то пишет, что, вы знаете, мы не нашли директора ЧОПа, поэтому не можем сейчас ничего сделать. То есть какие-то глупые просто отговорки. За открытое хищение двух машин антиквариата должны были, я не знаю, понести, наверное, наказание приличное.

По крайней мере, в каких-то других местах у нас люди имеют огромные судимости и огромные сроки за меньшие преступления. А здесь приходят два мордастых подполковника, смеются в лицо, украв две машины антиквариата. Это я – основной свидетель, я свидетель этого дела всего. Меня ни разу не допросили. Меня не вызвали туда. Мы в Прокуратуру несколько раз писали – вы вызовите, опросите нас. Нет, даже этого нет. То есть никаких действий вообще не производится.

Слава богу, Прокуратура хотя бы отменяет решение о том, что уголовного дела не будет. Это беспрецедентный случай, его нужно рассматривать, и мы будем добиваться, чтобы его рассматривали. Вот уже, не знаю, около года, наверное, все это дело тянется, все равно будем добиваться, потому что прощать этого дела нельзя. Ладно, это я эмоционально. Так вот это все из-за нашей незащищенности в связи с отсутствием закона. И даже нам то постановление, которое было 262, которое защищало художников в свое время, оно тоже изжило себя, и скорее, постановление Правительства Москвы - это уже анахронизм сейчас вот в данной ситуации.

Нам нужен закон города Москвы о творческих мастерских. Причем ссылки на то, что нет федерального закона, они неправомочны. Существует питерский закон, это неправда, что все плохое у нас из Питера, кое-что есть и хорошее из Питера, есть там закон о творческих мастерских, они его приняли. И аналогичный прецедент, можно принять в Московской городской Думе, мы будем это дело просить, требовать и так далее.

Если такой закон будет, то мы будем возвращать. Это касается также и ТСЖ, потому что начинает ТСЖ выкидывать художников. Потому что вот эта культурная среда, которая у нас была, она была у нас не один десяток лет, не двадцать, на пятьдесят, а там полторы сотни. Потому что это продолжение того, что было при царе, называлось казенный кошт - поддержка художников, в том числе, творческим мастерским.

Первые декреты советской власти были на эту тему. При царе, у меня прадед имел бумагу от царя, что не он, а его дети имеют право на поступление на казенный кошт в императорские художественные училища. Вот поддерживали как, там, на генном уровне, то есть не он, а дети его. А у нас про это все забыли. Вот в последний раз об этом вспоминали там в каких-то 1996-х годах, по-моему.

Значит, мы сегодня примем резолюцию. Там, правда, идет про постановление, там готовится резолюция, но вообще, надо, конечно, вести разговор про закон города Москвы. В принципе, наверное, я все, что хотел изложить, все изложил.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо, Алексей Иванович.

Слово предоставляется Устинову Евгению Алексеевичу. 5 минут. Регламент. Пожалуйста.

Голос из зала:
(говорит без микрофона)
…сейчас нет.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Нет Устинова?

Выступающий не представился:
Есть я, представитель…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Тогда Цветков Василий Анатольевич…

Голос из зала:
(говорит без микрофона)
…нет, есть, вот Устинов.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
А, есть Устинов?

Выступающий не представился:
Ну, я сын его, я представитель.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Ну, хорошо, пожалуйста.
5 минут.

Выступающий не представился:

Собственно, Алексей Иванович все сказал хорошо и все правильно. Здесь я могу только подтвердить все то, что происходило, а это, действительно, это было на наших глазах. Слава Богу, что нам удалось в тот момент организовать депутата Ванеева на тот момент, удалось вызвать съемки, РЕН-ТВ приезжало к нам два раза. Второй раз их даже не пустили, собственно говоря, на объект, они стояли около лифта, и ЧОП просто перекрыл им проход. И как средство массовой информации, они даже не могли подойти к помещению. Ну, никак, просто встали 5 человек, вот так вот взялись за руки молча, и никого не впускали.

То есть мы это пытались снимать на телефоны, пытались как-то апеллировать им, вообще, ноль реакции, никакой. При этом там внутри находились у нас, собственно, велись следственные действия, и находились руководители какие-то, милиционеры. Действия следственные у нас проходили тоже два раза.

Первый раз, они пришли, сняли какие-то свои данные, это заняло минут 15, наверное, времени. Потом началась, собственно говоря, у нас разборка по документам, и спустя какое-то время приехали еще раз, второй раз, произвели эти следственные действия. Там уже они проходили они 4 часа, там снимали дактилоскопию, пальчики, и все остальное.

Ну, вот результатом наших вот этих вот усилий, это началось в час дня, где-то, родители пришли просто, увидели, что уже две машины загружены и стоят. У них началась паника, сразу истерика. Ну, вот к двум часам, нам удалось, к трем, собрать какую-то группу, которая смогла защитить, остановить просто этот беспредел. И в два часа ночи, собственно говоря, у нас все это закончилось, когда уже выставили, и милиция выставила свой пост, и ЧОП выставил свой пост. Три дня у нас стояли два вот этих поста, непонятно, что охраняли. Мы, значит, ходили, и, соответственно, в понедельник, это 14-е ноября было 2016 года, я был уже на личном приеме у руководителя Департамента имущества.

Значит, он нам сказал… Я принес ему все документы, соответственно, показал наши права, показал, как союз издавал с печатями, штампами о том, что у них приняты документы на переоформление. И тогда Ефимов Владимир Владимирович сказал, что мы посмотрим, оценим все. Если у вас все хорошо, собственно говоря, мы вам возместим все, что там у вас поломали, порушили, и, соответственно, привезем вам назад все. На следующий день мне перезвонили и сказали, да, все, документы действительно нормальные, мы будем готовить постановление Правительства Москвы, распоряжение. В конечном итоге, оно было принято, но вот уже прошло больше года с 14-го ноября 2016, да. Вещи до сих пор не вернули. Прислали, единственное, только письмо, типа, вот вам телефон, звоните, забирайте. Непонятно, что это такое, вообще.

Ну, наверное, в целом вот такая ситуация, чтобы Вы представляли.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
То есть принято Правительством Москвы, и прошел год, но ничего не решилось, да?

Выступающий не представился:

Ну, то есть, есть постановление Правительства Москвы. Документы прошли Росреестр уже. Союз со своей стороны подписал. Теперь осталась только подпись Департамента имущества, и, собственно, документ пустить уже в оборот, чтобы официально они вступили.

После этого мы планировали, собственно говоря, заниматься уже имуществом непосредственно, потому что пока нет на руках документов, как-то не совсем с руки это делать.

Но до сих пор пока ничего.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Ну, странная ситуация. Год – это очень большой срок.

Хорошо, обратимся с Правительство Москвы, поторопим их. Может быть, они там забыли.

Выступающий не представился:
Ну, наверное.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:


Так, прибыл Ванеев Вячеслав Владимирович. И он сейчас у нас получит слово. Пожалуйста. Он был третьим. Ну, значит, в порядке очередности мы ему предоставляем слово.
Ванеев Вячеслав Владимирович, депутат внутригородского муниципального образования района Черемушки.
Пожалуйста, 5 минут.

ВАНЕЕВ В.В.:
Спасибо большое за слово.

Вы… значит, поправка, уже, к сожалению, не депутат, но этой темой уже давно занимаюсь.

Я, к сожалению, не слышал, что говорили предыдущие товарищи. Но я бы хотел озвучить момент поведения художников во время рейдерских захватов, как мы это называем, фактически рейдерских захватов, отъема мастерских.

Я не буду поднимать юридическую сторону, потому что я так понимаю, что здесь и Прокуратура есть, они все это толково разъяснят. Но в момент, когда идет спорная ситуация, когда без разрешения судов отбирают у художников мастерские, к сожалению, дело спасения мастерской лежит на самих художниках, которые должны правильно себя вести.

За несколько лет борьбы с этим явлением противостояния художников и захватчиков по моим наблюдениям сложилось две четких группы поведения художников. Первая группа художников, которая поднимает лапки и говорит, что делать, там выходят на эмоции, и практически добровольно уступают мастерские.

Вот у нас есть такой мой старый приятель Антон Демченко, он, например, не поверил мне и сдал свою мастерскую, которая находится на Третьяковке. Мастерская уже стоит более полутора лет опечатанная, пустая, разрушается.

И есть второе поведение художников, которые грамотно работают с рейдерами, а именно: они требуют того, чтобы любые действия людей, пришедших в мастерские, были строго по закону. То есть вот я так понимаю, госпожа прокурор может подтвердить, что любые действия могут быть по входу даже в мастерскую по двум документам: предписание Прокуратуры и судебное решение. Правильно же?

Голос из зала:

(говорит без микрофона)


ВАНЕЕВ В.В.:

Как это? Ну, хорошо, ладно. К сожалению…

И следующий момент. И Прокуратура также подтвердит, что ЧОП не имеет права в этом деле участвовать, правильно же? Правильно, не имеет права.

К сожалению, ЧОП активно использует физическую силу. К сожалению, при обращении меня как депутат даже к Бастрыкину не привело … он заинтересовался этим, он проверял. Но это, к сожалению, видимо, по политическим мотивам как-то сошло на нет.

Сразу говорю художникам. Вот Прокуратура говорит, что ЧОПы, как только ЧОП появился, он вне закона. Фактически даже если полиция ЧОП не устраняет, то есть это фактически содействие полиции противозаконным действиям, как правило, вооруженным и хорошо организованным группам лиц.

Значит, итак, первая категория, мы поняли, сами склеивают лапки и теряют все. Вторая категория добивается по закону, и многие художники, которые все-таки мне поверили и стали отстаивать, мы добились того, по крайней мере, кто-то уже получил даже продление договора, кто-то на стадии решения вот этого вопроса.

Итак, когда к вам приходят люди и говорят, что выметайтесь, значит, что нужно делать?

Первое: нужно отксерокопировать все документы, которые у них есть, а оригиналы спрятать. Копии у себя иметь.

Второе. Я распространил через МЦХ секцию скульпторов, такое обращение к рейдерам, которое вывешивается на двери, где говорится, что я такой-то и такой-то, нахожусь в этом помещении на основании таких-то и таких-то документов, значит, номера, все аббревиатуры, чтобы люди знали, что они предупреждены, что человек с документами здесь находится, и знает, как себя вести.

И следующий момент. Там есть такое, как бы, обращение к рейдерам, опять-таки, где говорится о том, что участие ЧОПов в этом деле противозаконно.

Вот эта бумажка, как правило, по крайней мере, она немножечко отрезвляет, хоть на какую-то степень, действия, противозаконные, по крайней мере, действия.

Следующий момент. Эту бумажку нужно обязательно снять на видео, не только на фото, но и на видео, что эта бумажка висит на двери, что она висела до того момента, как люди пришли. Что люди, которые пытаются войти в мастерскую, якобы… что люди, которые пытаются пройти в мастерскую, четко ознакомились с ней. Это второй момент.

Следующий момент. Опять-таки, Прокуратура меня может поправить в каких-то моментах, но все вопросы нужно решать только, во-первых, вне мастерской, чтобы к вам физически люди не могли войти, потому что если они вошли, очень сложно будет их оттуда выдворить. Хотя, как бы, и закон на вашей стороне, но, тем не менее, как правило, полиция почему-то, мы будем говорить – почему-то, стоит на стороне ЧОПовцев, на стороне противозаконных действий отдельных чиновников.

То есть, еще раз повторюсь: документы копировать, оригиналы спрятать, повесить обращение к рейдерам, третье – никого не впускать в мастерскую, кроме как прокурорских работников и исполнительных приставов, да, то есть судебных приставов.

Следующий момент. Все переговоры вести на нейтральной территории с привлечением юристов и обязательно МСХ, в обязательном порядке. Потому что, в принципе, договорные… эти вопросы должны в трехстороннем, как бы, русле.

Так-так-так… Следующий момент. У вас на случай обороны от рейдеров должен быть один, максимум два "горячих" телефона – это доверенные лица, которые могут организовать быстрый подход юристов, быстрый подход свидетелей, быстрый подход депутатов, быстрый подход средств массовой информации, для того чтобы вы не остались лицом к лицу с преступниками. Только в этом случае ваши действия хоть как-то могут быть обезопасены от того, чтобы на вас не повесили незаконное сопротивление или незаконные, как бы, ваши действия. То есть, у вас должно быть максимальное количество свидетелей.

Следующий момент. Ни под каким видом не провоцировать на какие-то действия. Все четко, жестко, в соответствии с законом, но уверенно в том, что правда стоит за вами.

Для чего нужен один-два телефона, потому что вы будете находиться внутри процесса, вам самое главное – заявить о том, что к вам пришли. Все остальное должны взять на себя вот эти координаторы организации обороны ваших мастерских.

Так, на вскидку… я сейчас, можно, в шпаргалочку загляну, что я, может быть, что-то упустил…

А-а… Обязательно организовать, если средства массовой информации не подъехали, каждое действие у вас должно постоянно сниматься на видео.

Есть еще такая система, как "перископ", которая трансляцию делает. Чем она интересна? Идет трансляция, и запись сразу на сервере остается. Даже если у вас отобрали смартфон, разбили смартфон, запись осталась вне досягаемости преступников.

Так-так-так, так-так-так… Все остальное сказал.

И в завершение, я не буду долго отвлекать, я очень рад, что этот вопрос стал рассматриваться на уровне Московской городской Думы, очень рад. Потому что все-таки, ну, я по первому образованию тоже художник, архитектор, поэтому мне эта тема близка. И я считаю, что, если государство не занимается вопросами культуры, не занимается вопросами поддержки художников, то это государство обречено на развал, это государство теряет свою самоидентичность. И это плевок многовековому русскому народу, российскому, в частности, народу нашей великой страны. Спасибо большое.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Алексей Иванович Канурин, пожалуйста.

КАНУРИН А.И.:

Я сделаю ремарочку. Все, что он говорил, так сказать, это все как бы не из головы выдуманное, на практике мы участвовали с ним в защите мастерских. Но я хочу вас немножко расстроить в этом плане, что все вот эти вот как бы теоритические выкладки насчет видео и прочего, прочего, они не всегда работают, потому что я могу вам конкретно от первого лица сказать, я потерял мастерскую. Ну, я ее терял за свою работу, но, тем не менее, смысл там был такой.

Рейдеры приходят тогда, когда тебя нет, и режут твои замки, ставят свои и выносят твое имущество. Имущество выносят те, кто там эти замки ставят, там жуликов на помойке набирают, они там работают в качестве исполнителей.

У меня это было неоднократно. То есть, вот скажем, скульптор Сааков, который вынужден круглосуточно сидеть в мастерской, дважды мы отбивали его мастерскую. И мы ее отбили только потому, что он там сидит круглосуточно.

Я круглосуточно в мастерской находиться не мог, поэтому я приходил - чужие замки. Я их так же резал, ставил свои и не давал туда войти. Если они приходили тогда, когда я был, они войти не могли, мы ехали в полицию, отписывались, и я оставался на месте. Но в конце они подключили второй ЧОП, который уже приехал в мое отсутствие и выставил физическую охрану. Здесь уже работать сложнее. Потому что даже, если они незаконно выставили физическую охрану, воевать с ними достаточно сложно.

Поэтому все это как бы теоретически все на нашей стороне, что это без суда и следствия и так далее, но практически они действуют именно вот таким образом. Вплоть до того, что ночью приходили, резали, вот скажем, мои замки, например.

Поэтому некоторые вещи не работают. А нам нужно, конечно, все-таки не столько отряды самообороны, что, кстати, тоже не мешает, сколько все-таки закон города Москвы. Это первое наше оружие, и вот его мы должны как бы добиваться. Спасибо.

ВАНЕЕВ В.В.:

Извините, пожалуйста, я все-таки сделаю маленькую ремарку, два слова.

Видеозапись вам нужна в тот момент, когда, вот Алексей, он правильно сказал, многие обвинения в наш адрес, что мы там что-то подстрекали или что-то делали незаконно, вам нужна видеозапись, как ваше алиби. Поэтому только для этого делать.

И еще, вот хорошо, что Алексей напомнил, мы такой вопрос прорабатывали, чтобы устанавливать круглосуточное видеонаблюдение в мастерской, чтобы было видно – кто зашел, как зашел и так далее. Чтобы была фактология для возбуждения всяческих уголовных дел. Спасибо. Извините.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

Товарищи, обратите внимание, что мы обсуждаем. Мы обсуждаем, как защищаться от преступников. Представляете, до чего дошла ситуация в обществе, что государство не защищает граждан, полиция не защищает, прокуратура не защищает. Граждане сами должны организовываться и противостоять преступникам.

Далее. Если ЧОП незаконно привлекается, а это зачастую происходит, его кто приглашает? Ну, если изымается имущество, в данном случае Департамент городского имущества. Значит, они с ними заключают договор, потому что нужно перечислять деньги по безналу. Это тоже незаконно. Но эти деньги из бюджета города Москвы, наши налоги. Значит, за наши налоги нас и обирают, да.

А если договора не было, за спасибо никакой ЧОП работать не будет, значит, там налом идет. А это уже чистая коррупция.

И в любом случае при осуществлении рейдерских захватов с привлечением ЧОПов, а не полиции, как это положено, значит, в любом случае здесь принимают участие исполнительные органы власти, кто-то из чиновников. А это в любом случае или коррупционная заинтересованность финансовая, или служебная заинтересованность, или заинтересованность имущественная, или земельная. В любом случае это, так или иначе, связано с определенным криминалом, с нарушением прав человека, с нарушением Уголовного кодекса.

Почему это происходит? От безнаказанности. Чиновники, которые отвечают за сохранение, за охрану правопорядка, за охрану жизни и здоровья граждан, за соблюдение законности правопорядка, не исполняют элементарные свои обязанности.

Слово предоставляется Цветкову Василию Анатольевичу.
Пожалуйста.

Голос из зала:
Цветкова нет.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Нет.
Устинов Всеволод Евгеньевич, представитель художников на Сретенке.

Голос из зала:
(говорит без микрофона)


Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Тогда Анохин Николай Юрьевич, заслуженный художник России.
Пожалуйста.

Голос из зала:

(говорит без микрофона)


Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Фамилия, имя, отчество для стенограммы.


КОРОЛЕВА И.Е.:
(говорит без микрофона)
Королева Инна Евгеньевна.

КАНУРИН А.И.:

(говорит без микрофона)
Вы кнопочку нажмите.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Еще раз назовитесь.

КОРОЛЕВА И.Е.:
Королева Инна Евгеньевна.

Значит, я по тому же, наверное, объекту, как говорится, предмету и основанию, значит, Сретенский бульвар, 6-1. Там находятся в мансардных этажах мастерские художников. Значит, объект этот муниципальный, то есть это имущество принадлежит городу Москве, на основании договора передан МСХ. МСХ распределяет согласно спискам договоров аренды членам союза.

Значит, этот дом обслуживает управляющая компания – ТСЖ "Товарищество на Сретенке", которая состоит просто из хулиганов и бандитов. Ну, вот были неоднократные обращения в Мещанскую прокуратуру, сейчас уголовное дело в ОВД "Красносельский" по 167-й и 330-й "Умышленная порча имущества", 330-я – "Самоуправство" со стороны работников ТСЖ.

То есть имеется мастерская Борисова Альберта Ивановича. Заслуженный человек, 80 лет, он до сих пор преподает ребятам-инвалидам в Художественной академии. Значит, два года, начиная с декабря 2015 года, ему режут коммуникации. То есть приходит работник ТСЖ с пилой и в отсутствие художника режут на входе коммуникации.

Значит, обращались в ОВД "Красносельский", я обращалась, я его ученица как бы, у меня первое образование юридическое, в милиции отработала много лет, вот, и, собственно, некому защитить этого художника. Ребята, которых он учит – инвалиды. Ему некуда идти. Самому 80 лет, он просто не может этим заниматься физически.

Значит, были обращения в горпрокуратуру, после чего было возбуждено головное дело по 167-й и 330-й, оно до сих пор в ОВД "Красносельский", они два года всё ищут великих преступников.

Значит, дошло до обращения... Я была в Мосжилинспекции в Центральном округе, у начальника Мосжилинспекции Центрального округа лично на беседе с представителями ТСЖ. Никакой реакции. В конце концов, уже отчаяние. Я вошла в Высшую школу экономики и прошла прямо к Кузьминову Ярославу Ивановичу.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Вон, говорите, микрофон. Идет стенограмма.

КОРОЛЕВА И.Е.:
А, да.
Значит, после обращения к Кузьминову Ярославу Ивановичу, слава богу, в течение месяца были приняты меры. Было вынесено постановление со стороны Мосжилинспекции в адрес ТСЖ об устранении нарушений закона, в частности, значит, восстановить коммуникации и восстановить там лестницу еще, со стороны ТСЖ там куча нарушений, замурована лестница, аварийный выход к лифтам, то есть пожилые люди уже, там, в течение трех лет ходят пеком на шестой этаж. Это действия ТСЖ. Действия ТСЖ абсолютно незаконны, поскольку ТСЖ у нас действует в соответствии с законом о ТСЖ. Они просто действуют, как бандиты.

Ну, как бы вот, пользуясь представительством здесь правоохранительных органов, нельзя не сказать, что это только отсутствие работы правоохранительных органов. Участковый ничего не делал на протяжении года, после чего я пошла к Пилипчуку Михаилу Михайловичу на личный прием, я к Якунину записывалась, значит, в течение месяца участковый отработал блестяще, значит, всё пошло в дознание, дознание до сих пор, правда, расследует. Вот обращение было в горпрокуратуру мое, но пока вот они расследуют, они ищут этих великих преступников.

Значит, в материалах дела имеется объяснение некоего инженера этого ТСЖ, вылетела фамилия из головы, значит...

Голос из зала:

(говорит без микрофона)
Клебанов.

КОРОЛЕВА И.Е.:

...Клебанов, точно, точно, Клебанов, значит, о том, что это он дал указание резать коммуникации. То есть человек признается в том. Чистый состав есть, есть материальный ущерб художнику, выраженный в 36-ти тысячах, а у нас материальный ущерб физическому лицу начинается значительный от 5-ти тысяч. Значит, ну, вот возбужденное дело до суда никак не может дойти, не знаю, по какой причине. Вообще это... это чисто бездействие правоохранительной системы.

То есть люди, вот сейчас я слушала, у меня просто волосы дыбом встают, то есть люди обсуждают, как им защитить свое имущество от бандитов. То есть, это вот со стороны, так сказать, там ЧОПа, каких-то лиц неизвестных произошло разбойное нападение на мастерскую художника вот Устинова, вынесено имущество. Это открытое похищение имущества с применением оружия или угрозой такого применения. То есть, это чистый состав разбоя. И у нас, в нашем государстве сейчас состав – разбой. Вот я работала в милиции, понимаете, это было достаточно давно, выгнали бы отовсюду, если под сукно, простите, положить о карманной краже заявление. Но, чтобы "разбой" клали под сукно, это уже просто из ряда вон, это вот чистое обращение к ГУВД. Вот своих сотрудников вы как-то немножечко активизируйте, потому что они тоже со стороны, их тоже, они боятся лишнее слово сказать, а как бы нас с работы не выгнали. Тоже такое есть. Имеет место быть. Ну, вот Прокуратура, когда к ней обратишься, она вроде работает. Но пока не обратился, просто караул какой-то.

Значит, вот я считаю, что абсолютно, вот было 262 постановление, необходим закон города Москвы, абсолютно, о защите … Вот в 262 постановлении, которое было принято 14 апреля 2000 года, еще при Лужкове, там было написано четко, статус мастерских, что это достояние города. Это же действительно достояние. Ведь эти люди, вы посмотрите, их же единицы, их немного. У меня мастерской нет, я живу в частном доме, у меня своя, мне она не нужна, и просить не буду. Но просто вот те люди, которые положили всю свою жизнь, вот эти 80-летние деды, и дети их, молодцы, что они работают по специальности, что они живут не очень материально обеспеченных условиях, но они все равно кладут свою жизнь на занятия творчеством. Их только уважать за это можно.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

КОРОЛЕВА И.Е.:
То есть как-то вот необходим закон. Необходимо вот в рамках 262 о защите мастерских.
И еще я считаю, Мосгордума, вы как депутат, я вижу, Мосгордумы, как-то Вы решите вопрос, что художников старше 60 лет вы освободите от уплаты коммунальных платежей. Это страшные деньги. Это страшные деньги, которые люди уже в этом возрасте, они продолжают заниматься художественной деятельностью, творческой деятельностью, как же их можно выбросить из всей жизни после того, как они всю жизнь этим занимались. Это же копейки для города. Вон сейчас вся Москва иллюминациями горела в течение трех недель, я не знаю, просто это миллиарды, наверное, невозможные. Плитка, отвалившаяся, сейчас иду мимо Ленкома, спотыкаюсь об эти плитки, потому что она скользкая, там шею сломать можно. Это вот деньги нашлись. Но копейки, которые вы за этих дедов заплатите, вы заплатите, я не знаю, они всю жизнь этим занимались. Они же это заслужили, заработали честно. Я считаю, надо обратиться в предвыборный штаб Путина, несмотря, да, конечно, скепсис, несмотря на то, что я здесь услышала вообще ужас, но все равно надо обратиться с открытым письмом, с обращением от художников, от Союза художников, может быть, что-то сдвинется все-таки.
Спасибо за внимание.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

Реплика.
Выступающий не представился:

Реплика. Это как раз … представитель МВД. Вот как раз по этому объекту, по Сретенке, когда мы отбивали мастерскую Устинова, туда лично приехал зам.начальника ОВД местного, привел офицеров и ими командовал какой-то человек из ГУВ, по-моему. Значит, на видео все это есть. Более того, я был тогда действующий депутат, меня под ручки оттуда выводили. Хотя меня приглашали туда владельцы мастерской. Все материалы готовы передать.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
То, что я сейчас услышал, отрезают коммуникации – это 205 статья и еще несколько статей.

КОРОЛЕВА И.Е.:
Ну, 67.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Нельзя отключать систему жизнеобеспечения. Это можно расценивать, как акты саботажа, акты вандализма, акты терроризма.

КОРОЛЕВА И.Е.:

Ну, понимаете, по терроризму состав нужен, мы не можем…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Смотрите, если есть… Подождите, Вы со мной не спорьте, я главным инженером 10 лет отработал в ЖКХ. Если человек остановил, вывел из строя систему жизнеобеспечения, и это привело к завалам или к затоплению, это терроризм, статья такая.

КОРОЛЕВА И.Е.:
…(без микрофона, не слышно)

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:


До 15 лет. Никто не может, не имеет права отключать системы жизнеобеспечения иначе как по решению суда. Это делается в крайних случаях. Потому что Конституция – закон прямого действия. И никакие подзаконные акты, никакие регламенты, никакие ГБУ "Жилищник" не имеют права нарушать Конституцию.

Слово предоставляется Смирнову Сергею Сергеевичу. Пожалуйста.

СМИРНОВ С.С.:

Добрый день, я просто хочу напомнить, что у нас в Москве существует уже 20 лет координационный совет "Творческие союзы Москвы", в который входят 12 творческих союзов. И мы уже 20 лет занимаемся тем, о чем вы говорите. С разным успехом. Мы занимаемся помощью творческим инициативам и в большей степени занимаемся юридическими вопросами. Я просто почему об этом говорю, потому что вот все, что я слышал, у меня в шкафу вот такая стопка писем, документов, в том числе криминальных, которые мы разбирали. Я много раз встречался с депутатами Мосгордумы, которые за это ответственны – Герасимовым, Шапошниковым, тоже им писали письма и прочее-прочее, но тишина. Мне очень приятно, как это ни странно, что, наконец, мы здесь собрались, потому что дальше уже идти некуда. Я – сторонник гражданских инициатив в этом вопросе.

Мы подали в Мосгорсуд на обжалование постановления 523, которое отменило 262 постановление. Нам ответили отказом. Причем сам процесс проходил как-то очень явно было, что мы судьям и прокурору совершенно не нужны, даже в косвенном поведении это чувствовалось, я уже не говорю о тех аргументах, которые они приводили. В некоторых ситуациях, они даже были незнакомы с некоторыми постановлениями.

Ну, хорошо, потом мы подали в Верховный Суд. Та же самая история. Мы уходили оттуда оплеванными. Сейчас мы будем подавать в Конституционный Суд. Я думаю, ответ будет такой же. Поэтому, учитывая все это, нам нужно, необходимо, уже пришло это время, сделать гражданскую инициативу основную, ударную. Мы 2 года тому назад провели Форум "Творческие союзы Москвы" в Доме архитекторов, где все эти вопросы были рассмотрены, тезисы были рассмотрены. В 2018 году в первой половине мы проведем второй форум, который будет посвящен этому вопросу. Но этого мало.

Я чувствую, что этого мало. Нам придется подать заявку в Московское правительство на проведение митинга, на который должны выйти все творческие работники или эти, как называют, деятели. Дальше терпеть уже некуда. Я хочу сказать, что я не устал от этой работы. Я только года четыре занимаюсь ею, а до меня был председателем Тазьба Леонид Владимирович. Основная работа легла на его плечи. Когда я пришел, когда меня выбрали, я понял, что словами мы ничего не изменим.

Я уже устал от этих заседаний и в каких только уровнях, нужно действие. Действие – мы подали в суд, подадим в Конституционный суд. И последнее действие, когда выберут нашего Президента, будет манифестация творческих работников, на которой будут рассмотрены и вот эти все вопросы. Плюс к тому и очень радостно, что до меня выступали товарищи, которые занимаются этим конкретно, боевыми действиями. Вы представляете, до чего дошло, чем мы занимаемся. Пора проявить активную гражданскую позицию и ее заявить в прессе, на телевидении и на демонстрациях. Только так мы можем победить эту административную …(непонятно). Можем еще раз собираться несколько раз, но причем будет тоже.

И еще. Поведение Московского правительства – очень интересный факт. Как так можно? Очень хорошо, что Мосгордума, мы уже 3 раза обращались в Мосгордуму, чтобы нам помогли, чтобы ввели в состав Мосгордумы представителей координационного совета, которые представлять будут творческие союзы, чтобы был, наконец-то, разработан закон о творческих союзах Москвы, который, кстати, Герасимов 10 лет тому назад предложил, так его и не приняли. И наконец, положение о творческих мастерских, как правильно сказали, в Питере оно принято, неужели это трудно сделать на уровне Москвы в столице нашей Родины. Хватит нас унижать. Спасибо.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Слово предоставляется Тазьбе Леониду Владимировичу. Пожалуйста.


ТАЗЬБА Л.В.:
Благодарю вас.
Я полагаю, что все, что здесь было сказано, это откровенное, глубокое непонимание того, что происходит с чиновным аппаратом, который выступает от имени государства и гадит все что можно изгадить в сфере культуры и искусства. Извините за конкретику в моих выражениях.

Передо мной два документа на бланках. Один документ из администрации Президента, другой документ, на бланке Московской городской Думы. эти два документа противоречат друг другу, и ярко, убедительно показывают, что происходит у нас в сфере культуры, что происходит с творческими деятелями, носителями духовного самосознания Родины.

Что делают чиновники?
Читаю, чтобы не заниматься интерпретацией. Значит, документ, подписанный Святенко. В ответ на мой вопрос, который я задал, действуя по поручению координационного совета. Я получаю такой ответ: "Уважаемый Леонид Владимирович, Ваше обращение, номер такой-то, поступавшее в Московскую городскую Думу 21.11.2017, совсем недавно, по вопросу реализации на территории города Москвы – субъекта Федерации – Указа Президента № 1904 от 12-го ноября 1993 года о дополнительных, о тех, которые были недостаточными, о дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации (далее Указ Президента) было внимательно мною рассмотрено.

Информирую Вас о том, что в целях реализации Указа Президента Правительством Москвы был принят ряд постановлений, которые в настоящее время признаны утратившими силу. Небольшой комментарий, насильственно прекращено, насильственно, прекращено действие Указа Президента. Читаю дальше: "…норма о передаче в бессрочное, в безвозмездное пользование, здесь …(непонятно) идет, творческим союзам Российской Федерации, их отделениям на местах, занимаемыми ими, а также их предприятиями и организациями здания и объекты социально-культурного назначения находятся в государственной собственности, пункт 10-й Указа Президента, на которую Вы ссылаетесь, не является императивной, а носит рекомендательный характер.

Ели вы считаете, что ваши права, законы и интересы нарушаются отдельными лицами, Вы вправе обжаловать эти действия о бездействии в судебном порядке".

Небольшой комментарий, который сейчас прозвучит из ответа мне, Леониду Владимировичу, из Администрации Президента. "…в Государственно-правовом управлении, ну, уважаемый и так далее… Президентом Российской Федерации рассмотрено Ваше обращение на имя советника Президента Российской Федерации Федотова Михаила Александровича, это член союза журналистов творческого союза, по вопросу об издании дополнения к Указам Президента Российской Федерации, обеспечивающее неукоснительность исполнения актов главы государства.

То есть я пошел на такой ход, в связи с тем, что насильственно в городе Москве, в субъекте Российской Федерации насильственно прекращено действие Указа Президента постановлением Правительства Москвы, на который ссылался мой коллега, № 523, этим постановлением отменяются все перечисленные здесь в ответе Президента акты по исполнению Указа Президента. Я ясно говорю? Потом я готов ответить на вопросы, если кому неясно. Я заинтересован в ясности для всех.

Таким образом, не требуется моя просьба, в статье 90-й Конституции Российской Федерации, издаваемые Президентом Российской Федерации указы и распоряжения обязательны для исполнения на всей территории Российской, а не рекомендовать Президент предлагает свои намерения и указания, а исполнять. Разные глаголы.

Таким образом, издание дополнительных актов, это он мне отвечает, обеспечение исполнения указов и распоряжений Президента Российской Федерации не требуется.

Что касается вопросов реализации указов Президента Российской Федерации от 12 ноября 1993 года 1903 "О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации", то в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 28-го 2004 № 699 "Об утверждении положения о государственно-правовом управлении Президента Российской Федерации" управление осуществляет официальное, я в данном случае его держу в руках, разъяснение … указа…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Леонид Владимирович, завершайте. Регламент.

ТАЗЬБА Л.В.:
Всем ясна ситуация, в которой мы находимся.

Идет поголовное намеренное неисполнение указа Президента в год объявления Года культуры, в 2014 год было издано 523 постановление, на которое ссылался Смирнов, которое полностью отменяет все те действия, которые были направлены на реализацию воли Президента.
Спасибо.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Слово предоставляется Чечеткину Андрею Александровичу.
Пожалуйста, 5 минут.

ЧЕЧЕТКИН А.А.:
Спасибо.

Я хочу еще раз напомнить, что в 2014 году, по сути дела, произошло предательство интересов творческих союзов. Было выпущено постановление о признании утратившими силу правовых актов города Москвы, № 523.

Соответственно, координационный совет творческих союзов отреагировал на это постановление собранием форума творческих союзов, где в резолюции мы сформулировали негативное отношение к этому постановлению 523, которое, собственно говоря, полностью лишает… все те правовые достижения, которые были у творческих союзов, оно полностью отметает.

И, соответственно, то, что Сергей Сергеевич рассказывал, мы прошли судебные инстанции вплоть до Верховного Суда, где не добились никакой правды и не добились отмены этого постановления.

И вот эта практика, о которой вы сейчас говорите, это полностью развитие той ситуации, которая была положена в 2014 году. И речь идет не только о самих творческих мастерских. Здесь нужно ставить вопрос шире. Нужно ставить вопрос о статусе творческих союзов в Москве. Потому что сейчас мы находимся в правовом вакууме. Нас как бы с точки зрения чиновников не существует. Творческие мастерские есть, а творческих союзов нет. А мы есть. И мы своими действиями, своей работой ежедневно об этом доказываем, что мы существуем, мы есть.

Поэтому вот эту правовую коллизию Московской городской Думе как органу, который занимается законотворчеством, необходимо исправить. И необходимо исправить отношение к творческим союзам со стороны действующей исполнительной власти, и не только исполнительной, но и судебной, и всех остальных органов власти. Необходимо поменять отношение к нам. Мы такого отношения, какое мы сейчас… рейдерскими захватами, убийствами наших коллег в подъезде и так далее, мы такого отношения не заслуживаем. Спасибо большое.

КАНУРИН А.И.:
Я хочу дополнить на предмет творческих союзов.

Не все так хорошо с этим делом обстоит. Где вот они сейчас здесь, руководители творческих союзов? Почему они не бьются вместе с нами? Где они были, когда мы с оружием в руках вот вместе с ним отстаивали мастерскую Устиновой или … Где они были?

ЧЕЧЕТКИН А.А.:
Алексей Иванович, пожалуйста, перед вами сидит руководитель творческого союза дизайнеров Москвы …

КАНУРИН А.И.:

Значит, Союз дизайнеров, мы связывались, я с вами с одним из первых связывался по этим вопросам. Вы ходите по судам и так далее, вы делаете эту работу.

Но остальные союзы ведут очень гибкую позицию в этом плане, очень гибкую. Такую гибкую, что у нас на конце получается, половина мастерских брошено на произвол судьбы, а вторая половина приватизирована. Поэтому идеализировать вот это руководство наших союзов, я думаю, не стоит. Им, наверное, тоже нужно на себя посмотреть со стороны, как они смотрятся в наших глазах.

Вот лично я, например, имею претензии к руководствам союзов, ко многим. Потому что вот эта ситуация не сложилась бы, если бы вместе с нами стояли они. У них гораздо больше возможностей, они гораздо ближе к власти, но они боятся потерять определенные свои статусные вещи, боятся потерять, и поэтому с властью не спорят, по крайней мере, с тех позиций, с которых спорим мы.

Мы не требуем от них, чтобы они ложились на рельсы. Но делать то, что от них требуется в наших интересах, они просто обязаны, для этого они и существуют. А не для того, чтобы изображать из себя народных художников… Прошу прощения.

ЧЕЧЕТКИН А.А.:
Вы правы. Спасибо.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

Аплодисменты

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Слово предоставляется Маркову Константину Владимировичу.
Пожалуйста, пять минут.
плодисменты



МАРКОВ К.В.:

Творческий союз художников России, вице-президент по правовым вопросам.

2 октября 2013 года Владимир Владимирович Путин – наш Президент на совете по культуре и искусству произнес одну, очень интересную фразу. Он сказал, что: хватит относиться к культуре по остаточному принципу! Вот фактически этим все и обрисовано, а результат мы сегодня имеем.

По остаточному принципу все: исполнительная власть, правоохранительная – что там с этими художниками делать? Надо это прекращать.

Ну, естественно, я понимаю прекрасно возмущение, да, людей выставили одного, второго, третьего из мастерских. Могут всех выставить, если не будет правоустанавливающей базы законодательной. Не будет закона, мы можем все, что угодно: собираться, где угодно, ругать правоохранительные органы, кто их только не ругает и по телевидению, и везде – давайте!

Но толку-то что? Эти кухонные разговоры, они ни к чему не приведут. Надо закон делать. И вот здесь роль Московской городской Думы первостепенная.

И что, что в рамках Москвы? Ну, так давайте возьмем пример Амурской области, Уфы - Башкортостан, там все решено с мастерскими. Ну, где-то закон, не закон, постановление, но все – там нормально люди живут.

В Санкт-Петербурге, они вовремя сообразили, кому нужны вот эти сборы с разбирательствами и ругательствами. Закон подготовили…
Да, его несколько урезали…

Выступающий не представился:
Закон субъекта Федерации?

МАРКОВ К.В.:
Да. Мы имеем право, субъекта Федерации – Москва. Кто мешает сделать закон, тем более об имуществе - это, вообще, святое дело.

Но здесь у меня есть одна просьба, ну, я не знаю, я не могу рекомендовать Думе – это, как бы, не моя юрисдикция, - но, скажем, попросить, что при подготовке закона необходимо создать рабочую группу. Ну, такой опыт и в Госдуме, слава Богу, есть, я неоднократно и сам участвовал в подготовке различных законов. Рабочую группу, причем из всех творческих союзов, и, не дай Бог, не только из юристов из них. Это не лучший вариант. Обязательно, чтобы был тот, кто понимает в юриспруденции, но чтобы были реальные активные художники, представители других творческих союзов.

Ну, о дизайнерах я даже не говорю, потому что Сергей Сергеевич один из самых активных у нас людей в этом плане.

То есть, должна быть творческая такая группа, ну, естественно, во главе с законотворцами – это представителями Московской городской Думы. То есть, этот закон должен быть создан вместе с теми, кому он нужен.

Будет закон, можно будет о чем-то говорить. А так – только совещание, только возмущение, а они мало пользы приносят.
Спасибо.

Аплодисменты

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Товарищи, кто еще хотел бы выступить, пожалуйста, поднимите руку.

Значит, сначала Вы, а потом с этой стороны еще два мужчины, а потом мы перейдем к выступлениям должностных лиц.
Фамилия, имя, отчество и статус.

ВУЙМА Е.Г.:

Елена Глебовна Вуйма, я - президент Благотворительного фонда ветеранов театра и кино, но художники у нас есть тоже. Плюс, я жена архитектора, дочь архитектора и чиновник с многолетним стажем.

И вот от лица чиновников в прошлом хочу и сказать. Я много лет, с 1980 года, проработала в организации, которая стала сейчас почти станом врага. В те времена, в 1980 году, это был отдел нежилых помещений Мосгорисполкома из 40 человек, который занимался всеми нежилыми нуждами огромного города. Мосгорисполком тогда возглавлял господин Промыслов, если кому-то еще помнится эта фамилия.

То есть, я работала при Промыслове, я работала при Сайкине, и я работала при Лужкове. И я была зам. начальника управления, начальником отдела нежилых помещений всего Центрального округа. То есть, все мастерские, которые давались на территории ЦАО, они все прошли через мои руки. Я знаю, как тяжело художникам давалось добиться, пробить, оформить, и я понимаю, как больно все это терять.

Что я хочу сказать, что мы пришли сюда не жаловаться, потому что жалобы, жалобы, жалобы. Вот, что называется, предыдущий оратор, прошу прощения, не знаю Вашего имени отчества, подписываюсь под всем, что Вы сказали. Надо не жаловаться, а выработать, абсолютно, жесткую, конструктивную норму поведения в дальнейшем.

Мы требуем сейчас с Правительства Москвы то, что оно нам никогда не даст. Почему? Сейчас объясню. В советские времена культуре уделяли огромное значение, а изобразительному искусству, абсолютно, отдельную полочку, поскольку это был как бы метод пропаганды. Издавал Совмин России постановление за постановлением, к каждому съезду принималось постановление по усилению мер, по дальнейшему развитию изобразительного искусства. Глобальные, огромные документы, где Союзу художников давалось все, то есть, новое строительство – новое строительство, комбинаты – комбинаты, капитальные ремонты – капитальные ремонты. И базовое для нас до недавнего времени было постановление Совмина от 1976 года, 1 октября 1976 года № 546. Сколько лет прошло, я помню, ночью разбуди, это была моя, как бы, так сказать... это было мое всё.

Значит, опять же о мерах по улучшению к 25-му Съезду, Фонду там, Худфонду там было дано... то есть оказывалась помощь во всем. И вот там первый раз прозвучало, что принять предложение Союза художников РСФСР о творческих мастерских. И вот там 21-м пунктом было сказано, что исполкомам районных советов, выделяющим помещения под творческие мастерские, значит, указать, что при изъятии творческих мастерских под нужды города помещение должно быть... должно быть предоставлено равноценное помещение. Это 21-й пункт. И вот с этого 1976 года и покатилось. Тут же Мосгорисполком принял свое решение, где было забито – это не две тысячи какой-то год, это 1976 год, вот – вот это вот право художника на мастерскую и право на компенсацию в случае изъятия. Вот. Поэтому по накатанному, так сказать, этому пути безукоснительно соблюдалось вот это положение, на Библии поклянусь, в работе всегда соблюдалось. Сколько ни сносили помещений под реконструкцию, всегда выделяли помещения аналогичные, старались даже в том же районе. Вот.

Но в 1993 году, так сказать, команда во главе с Черномырдиным как бы отменила огромное количество, практически все постановления Совмина, в том числе и это 546-е. Вот. Тут же, естественно, были приняты аналогичные новые уже под новой редакцией, под новой "шапкой", вот, а культуру как бы "положили под сукно", где она до сих пор и лежит, то есть никакой альтернативы этому не было. Но Правительство Москвы еще энное количество лет уже при отмененном, то есть оно уже не обязано было следовать, оно давно могло отметить вот эти вот, так сказать, свои льготы определенные по мастерским, но оно долго, долго, долго держалось. А потом, я так понимаю, я уже там не работаю давно, вот, я поняла, что и это, так сказать, похерили.

Но, что, значит, сейчас можно сделать?
Правительство Москвы, не забывайте, это исполнительный орган, оно не может издать нечто, что было бы закон, вот, как мы требуем: "Сделайте нам такое-то с мастерскими", это должен быть закон города.

Голос из зала:
(говорит без микрофона)
... Мосгордума ... решение... закон ...

ВУЙМА Е.Г.:
Вот, вот, вот. Нет, я...

Выступающая не представилась:
А мы поэтому в Мосгордуме, сидя с вами, проводим "круглый стол", обращаясь к депутатам, для того чтобы они разработали определенный закон, который защищает художников и творческих людей законом. Понимаете?

Выступающий не представился:
Только с нашим участием. А то разработают.

ВУЙМА Е.Г.:
Из всех говорящих только один человек сказал о законе.

Выступающий не представился:
В государстве участие прописано будет в законе.

ВУЙМА Е.Г.:
Вот. Значит, нужен закон. Да, нужен закон.

Выступающий не представился:
И исполнительная власть должна исполнять, на то она исполнительная.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Не перебивать. Выступающего не перебивать прошу, товарищи, не перебивать.

ВУЙМА Е.Г.:

Если будет принято положение о творческой мастерской, где будет определен ее статус не только как достояние города, но и как единственное основное рабочее место художника. То есть отнять это помещение без компенсации, значит оставить семью без куска хлеба. Художник не может работать в квартире. Это краски, это растворитель. Скульптор тем паче не может работать.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо. Спасибо.
Следующий. Пожалуйста. Фамилия, имя, отчество, статус.

АЛЕКСЕЕВ А.А.:
Алексеев Алексей Адольфович, Московский союз художников.

Вот здесь на столах у нас лежит резолюция, да, по поводу тех вопросов, о которых мы сейчас говорим уже ближайшее время. И мне бы опять хотелось бы все-таки вернуться к той частности, с которых начиналось, с частности – это вот нас, художников, которые работают в нашем городе – в Москве, считают этот город своим.

И правильно здесь идет речь о том, что, действительно, назревает вот этот вопрос о законе по нашему городу по мастерским, потому что эта вот информация, которая на этой резолюции, она уже дополнительная, а началось все еще намного раньше.

Я опять хочу вернуться к этому Дому "Россия", где у меня есть мастерская вместе с другими художниками. Некоторые из них здесь присутствуют. Помещение находится в центре – лакомый кусок для ТСЖ, который меняется в зависимости от хозяев. И уже последние два десятка лет вот на конкретном примере, каждый может привести, идет ярко выраженная форма притеснения, начиная с 2004 года, когда наш год туда не пускали, организовав ЧОП. В 2014 году произошел взлом моей мастерской, пропали две работы антикварные.

Было заведено уголовное дело. Вот вопрос к Прокуратуре, обратите внимание, пожалуйста, на ОВД Красносельского района, Управу Красносельского района, пусть они сделают проверку ТСЖ товарищества на Сретенке. Не первоначально уже идет речь о том, что люди действуют себе под названием, как бандиты. По-другому это не назовешь. Выгоняются художники, помещения используются не по назначению. Начинают писать уже местные жители о том, что эти помещения сдаются в другие организации коммерческие и это все проходит… Вот частный вопрос, вроде не рассматривать. Ну, как не рассматривать, если это касается нас напрямую, нашего куска хлеба, понимаете, в чем дело.

И, когда стоит перед тобой, ты приходишь, у тебя взломана мастерская, правильно Вячеслав Ванеев говорит, что делать, мастерская взломана. Вот у меня сосед звонок по телефону делает, говорит – у тебя двери в мастерской ломают. Я нахожусь в другом месте, приезжаю, все это сваливается на рабочего, который ломал двери. Мне участковый говорит: "А ты знаешь, главный инженер не имеет отношения к тому, что твою мастерскую взламывали". Конечно, они не при чем, они ошиблись дверью – версия идет, хотя понятно, что разговор идет о том, что отжать, отнять.

Что касается имущества, приезжают люди, говорят – а неужели эти работы стоят таких-то денег, потому что им уже 50 лет, потому что я – представитель художественной династии и у меня в мастерской хранятся работы и моего папы – заслуженного художника Российской Федерации. То же самое, что и произошло со Всеволодом. Это центр Москвы, это 5 минут подняться по бульвару, понимаете, в чем дело. И пока у меня произошел взлом, было заведено уголовное дело. Дальше поменялся человек, который это уголовное дело ведет. Произошло затишье.

ТСЖ в лице главного инженера и других видят, что ничего не происходит и закончилось все чем, тем, что сейчас двери к нам в мастерские вставлены новые железные двери, замки, ключи нам не даны. И, идя каждый раз в мастерскую, мы не знаем, сможем мы попасть на свое рабочее место или нет. Вот стоит замок, у вас есть ключ, у меня ключа нет, хотя там проход в мою мастерскую. Что происходит? А происходит – прямо в лицо тебе ясным голосом говорится, как скажет милиция, так и будет.

Причем тут милиция, когда у нас есть документы на эти помещения, мы там работаем много десятков лет. Но, когда происходит взлом, заведение уголовного дела, никаких шагов в этом направлении, люди видят, что происходит что? Безнаказанность. Это где-то все далеко. Если все это будет также продолжаться, то, начиная с центра, это все будет идти по районам и другим нашего города. Поэтому, конечно, вопрос в законе, но давайте разбирать и частный вот этот вариант, потому что вот я повторяю, идти на рабочее место, вот все из нас понимают, что вы попадете, а мы, например, не знаем, будет закрыт замок или открыт. То есть находится в состоянии нервного напряжения. Спасибо.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо. Потом, потом вопросы. Слово Андрееву Юрию Эммануиловичу, пожалуйста.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Спасибо.

Немного о себе. Я – бывший председатель Москомимущества, заместитель Мэра и министра Правительства Москвы в начале 90-ых годов. То есть я хочу сказать, что я в курсе этой темы и занимались мы некоторым образом, здесь уже были подтверждения тому, что Правительство занималось. И многим творческим мастерским удалось продержаться до настоящего времени, как вы видите.

Понятно, что Москву сравнивают с Благовещенском, или допустим, с Узбекистаном, теперь уже нет …(непонятно) совершенно бессмысленно. Потому что здесь стоимость квадратного метра и земли, и помещения настолько велика, что, и такие проценты, что, конечно, ни о каком правовом решении подобных вопросов не имеет смысла даже говорить.

Я хочу высказаться только по резолютивной части "круглого стола" поскольку знаком со всей процедурой прохождения всех инициатив как гражданских, так и хозяйствующих субъектов.

Дело вот в чем.
Если написать что… Да, конечно, первое – закон нужно принимать обязательно.

Второе – для оперативного решения вот этих возникших проблем, похожих очень на обманутых дольщиков, естественно, необходимо издать правовой акт. Дума издает законодательные акты, а вот Правительство нужно обязать сделать необходимый документ о запрете вмешательства в деятельность, в хозяйственную деятельность союзов московских, творческих союзов, в ведении которых находятся творческие мастерские. Такой акт о запрете вмешательства на время издания, подготовки издания этого закона, о котором мы говорим. Если не будет этого акта оперативной деятельности, то есть этот акт будет нормой для всех субъектов этого конфликта, будет ли это Чоп, будет ли УВД, будет ли это Прокуратура, этот акт должен иметь все-таки законодательную основу, но изданный Правительством города. И в это время мы должны, конечно, участвовать в подготовке законопроекта.
Здесь написано, что для решения…

ТАЗЬБА Л.В.:
…кем издан акт? Правительством?

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Правительство издает нормативный документ…

ТАЗЬБА Л.В.:
Подзаконный?

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Подзаконный акт, конечно. А Дума работает над законом.

ТАЗЬБА Л.В.:
Вот поэтому обращаемся к Думе.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Вопрос к Думе есть, конечно, она должна принять в этом самое активное участие. Но пока закон готовится, будет продолжаться та же вакханалия со всеми мастерскими. Для этого нужно сделать запрет на любые действия в отношении хозяйствующих субъектов. То есть союзов, в ведении которых находятся эти мастерские. Я видел…

ТАЗЬБА Л.В.:
И отдельных художников, в ведении которых на аренде находятся помещения.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:

Я видел уже готовый, действующий, например, контракт Московского союза художников с творческой мастерской, с одной. Но в этом контракте союз художников обладаем всеми правами распоряжения этим помещением, Московский союз художников. Это я как частное…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Юрий Эммануилович, у нас со временем уже проблемы, давайте уже завершать.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Я заканчиваю.

Так вот, в резолютивной части неправильно, конечно, написано, что для решения спорных вопросов требуется создать конфликтную комиссию с представителями… Кого тут представители? Мэрии и правоохранительных органов. А где же самый главный субъект? Где творческий союз?
И во-вторых…

ТАЗЬБА Л.В.:
Не союз, а художник.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Ну, художник, союз.

ТАЗЬБА Л.В.:
Высшая ценность по Конституции.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:
Значит, в этом я вижу или просто уход от решения проблемы, или просто решение спорных вопросов, ну на уровне, вот я говорю…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо. Добавим. Все завершайте.

АНДРЕЕВ Ю.Э.:

Спасибо.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Последний выступающий. Коротко, 3 минуты, и переходим к следующему этапу.
Пожалуйста.
Фамилия, имя, отчество, должность.

ПЛОХОЦКИЙ М.М.:
Плохоцкий Михаил Михайлович, я скульптор и член Московского союза художников с 2004 года.

Я хотел сказать о такой ситуации, рассказать о… хорошо, да, рейдерские захваты, и это мы обсуждаем сейчас, это да, это актуально. А когда вот, например, твою мастерскую вместе с тобой выставляют на торги? Вот такая вот ситуация может сложиться.
В 2015 году, адрес Старопименовский переулок…

ТАЗЬБА Л.В.:
Беспредел.

ПЛОХОЦКИЙ М.М.:
…дом 11/6, нас выставил на торги Департамент имущества Москвы. Естественно, это был, наверняка, чей-то заказ, мы даже знаем чей. Но, как быть вот с такой ситуацией, когда тебя договор безвозмездного пользования, он 25 лет. Ну, естественно, тебя выставляют на торги, тебя покупают, тебя приходят смотреть вместе с твоей мастерской. И это все по причине отмены вот этого постановления 262.

Как быть с такой ситуацией? У нас был вот этот случай, и он как-то прошел. Ну, мы отбились. Была возможность… Мы единственное, что, кстати, помогло, это администрация Президента, как ни странно. Ни Мэрия, ни Департамент имущества, никто не отреагировал никак. Ну, это же странно, что только единственный… Президент может все спасти и исправить. То есть это как-то комично. Это всем надо идти в администрацию, получается, по любому вопросу.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

ТАЗЬБА Л.В.:
Господин ведущий, реплику.
Во-первых…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Коротко.

ТАЗЬБА Л.В.:

Коротко.
Я не представился. Меня зовут Леонид Владимирович, фамилия моя Тазьба. Я участник конституционного совещания.

Даю справку для юристов. Все помещения, которыми пользуются художники, созданы на средства художников. Это имущество представлял художественный фонд, который создало государство специально, коммунистическое государство, для помощи искусству.
Я обращаюсь к депутатам-коммунистам: верните знамя искусства в свои руки.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Уважаемые представители должностных… представители исполнительных органов власти и должностные лица, пожалуйста, кто хочет от вас выступить по итогам сказанного?
Яна Вадимовна, у Вас вопрос был какой-то?

Голос из зала:
(говорит без микрофона) … документы … (не понятно)…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Нет, подождите, без разрешения выступающего не надо.
Пожалуйста.


КАКОВКИНА Я.В.:
Здравствуйте всем. Спасибо за финальное слово.

Как я поняла, вопросов много, ответов тоже много. Сказать, наверное, тоже хочется много, и, наверное, не здесь буду говорить, а уже в какой-то частной беседе, либо когда вы будете приходить непосредственно к нам в Прокуратуру.
Для всех хочу озвучить, что это улица Трубная, дом 19, строение 1. Приемы ведется ежедневно с 9 утра до 6 вечера.

Соответственно, территория, которая нам подведомственна, это территория Мещанского района и Красносельского района.

Голос из зала:
(говорит без микрофона)


КАКОВКИНА Я.В.:
Что бы хотела отметить?
Очень часто во время заседания этого "круглого стола" звучало такое словосочетание как рейдерский захват. Я бы хотела уточнить, что в рамках нашего действующего законодательства такого понятия нет.

Поэтому хотелось бы исключить его, чтобы его использовали, потому что понимать под ним может каждый свое, но законом это не предусмотрено.

В случае… опять же вот я слышала план действий, такое ощущение у меня возникло, что у нас война какая-то наступила. Ну, я с этим категорически не согласна.

Голос из зала:
(говорит без микрофона) … потому что Прокуратура…

КАКОВКИНА Я.В.:
Я вас не перебивала, извините.

Хотелось бы уточнить, согласно федеральному закону о Прокуратуре Прокуратура – это не тот орган, который вызывается, например, службой "02" или "03". Мы не приезжаем, если что-то происходит. У нас есть, соответственно, группа СОК так называемая во главе с дежурными по ОВД, во главе с дежурными по Следственному комитету. Но законодательством не предусмотрено, что там есть органы Прокуратуры.

Поэтому органы Прокуратуры на основании законодательства не приезжают на так называемые вами рейдерские захваты. Это первый момент.
Второй момент. По поводу документов.

Я так поняла, что все как-то умышленно опускали эту тему, говоря о том, что приходят непонятные люди в лице несчастных сотрудников полиции, которые… как только сегодня их не называли, что, мне кажется, крайне недопустимо. Потому что называть человека коррупционером, мы все здесь люди образованные, кто-то, большинство здесь юристов, можно только на основании решения суда. И это тоже недопустимо за "круглым столом", что никто как-то не осекал этого, что сотрудников полиции называли коррупционерами неоднократно.

Значит, соответственно, продолжая свою речь, если к вам приходят какие-то неустановленные люди, если у вас есть законные документы, подтверждающие ваше право нахождения в этой мастерской, я не понимаю тогда, какие могут быть проблемы. Это то же самое, если вы в своей квартире, на которую у вас есть право собственности, разве кто-то может прийти и ее отнять? Я думаю, вряд ли.

И вопроса бы этого не было, и я таких дел уголовных не видела, исходя из своего десятилетнего опыта работы по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и Следственного комитета на различных должностях.

Соответственно, я так понимаю, что есть определенная проблема с документами у самих художников. И эта проблема здесь не освещалась, я так понимаю, умышленно опускалась, чтобы, соответственно, вычернить правоохранительные органы и обвинить только их.

Соответственно, если у художников есть какие-то проблемы, о которых они не хотят прилюдно говорить, есть суд, это предусмотрено опять-таки законом. Единственный орган, согласно нашему законодательству, который может устанавливать юридический факт, обязательный для любой стороны хозяйствующего спора, субъектов и прочее, - это суд.

Если возникли вопросы с документами, вопросы с тем, что вас незаконно выгнали, и вы хотите вернуться обратно или вы хотите получить ключи, чтобы был доступ к рабочему месту, есть сначала претензионный порядок, а потом есть суд.

И поэтому мой вопрос какой был: вот скажите мне, пожалуйста, статистику, сколько было рейдерских захватов, как вы их называете, и сколько было подано документов в рамках гражданского процесса в суд о признании этих действий незаконными и о возврате, соответственно, того, что было, о нечинении препятствий к доступу к имуществу, которое принадлежит вам на законном основании?

Когда будет озвучена, соответственно, такая статистика, можно уже говорить о статистике плохой работы правоохранительных органов. Да, я не буду снимать ответственность, пожалуй, в некоторых моментах, которые были обоснованны. Вносились представления о привлечении к дисциплинарной ответственности со стороны Прокуратуры. Да, мы признаем факты, что, да, есть личностный момент. Но пока что не возбуждено ни одного дела о коррупции и не доказано, что полиция, ЧОПы или еще кто-то в сговоре. Поэтому, пока этого нет, прошу об этом не говорить.
Ну и самое основное, конечно, - обращайтесь, мы готовы работать, мы готовы взаимодействовать по любому вопросу.

Было очень приятно, что вы нас пригласили, выслушали наше мнение. И дальше мы готовы сотрудничать. В случае если это выйдет, конечно же, на уровень законопроекта, но в этом уже принимает участие непосредственно Московская городская прокуратура, а не уровень района…

И я согласна с ораторами, которые здесь выступали с определенными… которые говорили о том, что основная проблема – это пробелы в законе. Когда они будут устранены, тогда и художники получат определенный правовой статус, закрепление имущества, которое, как кто-то говорит, было создано в Советском Союзе Мосимуществом, кто-то говорит, что силами художников. Это было давно, это было в другом государстве, и там уже ничего не установить.

Сейчас есть Российская Федерация, и непосредственно уже нужно исходить из реалий, которые есть сейчас.
Ну, пожалуй, все. Если есть какие-то вопросы, я готова на них ответить.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

Выступающий не представился:
Два слова в ответ на Ваше выступление…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Нет, подождите, подождите. Без разрешения ведущего нельзя встревать в разговор, запомните.

Выступающий не представился:
Прошу Вас…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Минуточку подождите. Пожалуйста, реплику...

КАНУРИН А.И.:

Я хочу сказать на предмет обвинений в коррупции судов и прочего.
Вы знаете, дело в том, что в некоторых случаях никаких судов выиграть невозможно. И я Вам скажу почему…

10 лет назад у нас поднялась в 10 раз аренда за арендованные творческие мастерские. Что, Марс упал на Землю? Почему в 10 раз она увеличилась?

А смысл был такой: были деньги московских льготников, которые аккумулировались на определенных счетах. Эти деньги шли на дополнение мастерских. Я плачу за мастерскую 10 рублей, она стоит 100, 90 доплачивает государство. И вот этот фонд увеличивается в 4 раза.

Казалось бы, творческая мастерская не должна аренду получить больше, а она увеличивается в 10 раз. Что получается? В 4 раза фонд, в 10 раз – аренда для всех инвалидов и художников. Где эти 400 процентов?

Я перерыл все документы в этой самой… в льготных этих… И нашел их - они ушли в азербайджанскую диаспору. Это называлось так: уменьшить вдвое коммерческую аренду для предприятий оптового звена плодоовощной торговли.

Мы это все дело вытащили с Дмитрием Олеговичем Рогозиным, тогда он был депутатом Госдумы, и направили в соответствующее управление МВД. МВД спускает в ГУВД, мы поднимаем обратно в МВД.

И, наконец, когда мы 4-й раз поднимаем, некий полковник Воскобойников, который вел это дело из этого управления, он со слезами на глазах вывел меня в коридор, и говорит: Алексей, послушай, что ты хочешь? Мы от федеральной получаем столько-то квартир, а от Москвы – столько-то. Если мы вот этому человеку, которого ты сейчас пытаешься терроризировать, просто даже ему пальцем погрозим, то завтра нам позвонят, и скажут: в этом году у вас не 315 квартир, а 12. И что мы должны делать? Я ему плюнул на сапог, и ушел - вот вам про коррупцию, про суды и про прочее.

Поэтому у нас существует, так сказать, есть закон, а есть еще и то, что у нас есть по факту. Вот по факту у нас вот так.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

ТАЗЬБА Л.В.:
Можно еще одну минуту?

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Леонид Владимирович, одна минута, коротко, время.

ТАЗЬБА Л.В.:
С 2000 года по настоящее время изъято две тысячи мастерских. Это материалы форума, который проводил Конституционный совет. Стоимость изъятого имущества – 1 миллиард долларов. Найдите, раскройте механизм изъятия помещений, которые построены художниками и наследство художников. Государство не строило мастерские. Благодарю.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Девушка, пожалуйста, Вам три минуты, пожалуйста. Фамилия, имя, отчество, должность.


ВРУБЕЛЬ А.П.:
Врубель Анастасия Павловна, Московский союз художников, скульптор. Вот мои коллеги сидят.

Ну, во-первых, по поводу изъятия мастерских у отдельных художников, это, как говорится, нас мало, но мы в тельняшках. Вот Алексей Иванович, по-моему, говорил, да, что у нас больше полутора тысяч кандидатов на изъятие еще. И это будут дела, кто-то смолчит, кто-то перетерпит. Но суть в том, что права граждан будут ущемлены, и будут ущемлены в больших количествах. Поэтому, возможно, по этому вопросу понадобятся не только индивидуальные обращения и проверки, но и, возможно, массовый запрос по всем этим случаям, например, от депутатов. Ну, например, Московской городской Думы, потому что, я так понимаю, в ваши полномочия входят также и депутатские запросы, и депутатские проверки. Это, во-первых.

Во-вторых, простой пример. Мы говорим о частных мастерских. Вот Вячеслав Владимирович нам рассказал яркую историю самообороны художников, кто-то в состоянии это потянуть, кто-то не в состоянии это потянуть, кто-то готов вступить в рукопашную с ЧОПом, кто-то не готов. Судиться можно годами, годами. Элементарный пример.

Был дом Объединения московских скульпторов на Спасоналивковском. Это здание, вот я думаю, коллеги подтвердят, оно было в аренде много десятков лет у Объединения московских скульпторов, и потеряли его в момент переоформления договора. То есть, я просто, как художник, я не могу передать юридические тонкости дела, но фактически это выглядело так, что потеряли буквально одним днем.

Были суды, были митинги. Мы ходили на митинги, наше руководство подавало в суды, ходило в суды, там различные проверки и так далее, но факт остается фактом – не просто отдельный художник потерял мастерскую, нас таких там, ну, по Москве, ну, дай бог, пять тысяч идиотов таких, которые живут за каким-то непонятно каким смыслом и занимаются непонятно чем, потому что все это искусство, духовность, вот эти все слова, которые мы тут говорим. Но вы меня извините, но всем этим людям они глубоко по боку, глубоко. И смысл нашей жизни для них не имеет никакого рационального смысла.

Но опустим этот вопрос. Но даже организация не в состоянии защитить свое имущество. Ходят в суды, обращаются в прокуратуру, требуют проверок. Но на стадии переоформления договора им просто отказывают. Люди вот там 50 лет работали, в этом помещении, 50 лет им продлевали эти договоры. А потом вдруг раз и одним днем они вылетают, и все.

ТАЗЬБА Л.В.:
Помещения, которые сами создали.

ВРУБЕЛЬ А.П.:
Да, да, то есть многие мастерские действительно художники за свой счет переоборудовали и приводили в собственность города, переводили в собственность города именно как нежилые помещения. Вот Вы правильно рассказали эту историю. И именно нежилые помещения, оформленные под творческие мастерские, не под мясокомбинаты, не под торговые предприятия, а под творческие мастерские. Это наш хлеб. Если мы не будем этого иметь, если мы не будем иметь возможности вот так работать, мы лишимся элементарного хлеба. Не то, что там, знаете, икры и мерседесов, мы лишимся банального хлеба. Мы не сможем платить за жилье, мы будем бомжевать в итоге.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.

ТАЗЬБА Л.В.:

Государство лишится духовного здоровья.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Леонид Владимирович, Вы так часто нарушали регламент сегодня.
Виктор Борисович, скажет что-нибудь? Следственное управление.



КОРОБОВ В.Б.:
(говорит без микрофона)
Я представляю Главное управление собственной безопасности МВД России и буквально два слова хотел сказать.

Выступающий не представился:
Микрофон включите.

КОРОБОВ В.Б.:
Если у присутствующих есть какие-то сведения о конкретных фактах, связанных с коррупционными действиями сотрудников органов внутренних дел, если есть конкретные факты, связанные с информацией о злоупотреблениях, должностных преступлениях, вы можете обращаться в Главное управление собственной безопасности либо в Управление собственной безопасности ГУВД города Москвы. Вот.

Наш главк находится по адресу: Садовая-Спасская, 1/2. Вы можете обращаться к дежурному круглосуточно. Вот. Ваше заявление будет принято и тщательно рассмотрено. Вот. Если в этих действиях каким-то образом замешаны сотрудники органов внутренних дел, причастные к незаконным вот действиям, эти факты будут самым тщательным образом разобраны и, значит, изучены.
Вот, все, что я ...

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо, Виктор Борисович.
Пожалуйста, девушка, три минуты.

Выступающая не представилась:
Извините, секундочку прям одну.
Тогда от "круглого стола" можно к вам обратиться по поводу дела Устинова?

КОРОБОВ В.Б.:
Вы можете... вот, уважаемый...

Выступающая не представилась:
Где были задействованы сотрудники.

Уважаемый депутат имеет какие-то материалы? Вы можете их передать в Главное управление с соответствующим заявлением, вот, и Ваше... соответственно, будет адекватная реакция на это.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо. Три минутки.

ПОПЛЕВИНА Н.В.:
Спасибо.
Здравствуйте!
Поплевина Наталья Владимировна, житель Пресни, коренной житель Пресни, таких тоже осталось мало на сегодняшний день, не хочу представляться по своим регалиям и прочим.

Я хочу сказать только одно – мы не должны обвинять взаимно друг друга, мы не должны включать вот этот эмоциональный фон, который мешает, действительно, нам рационально мыслить. Мы должны объединиться для решения данного вопроса и объединиться так, чтобы без взаимных обвинений, без каких-то вот голословных обвинений к тому же правительству, к соседу по стройке или к тому же...

Выступающий не представился:
Не голословных.

ПОПЛЕВИНА Н.В.:
Прошу меня не перебивать.
Я прошу вас наряду с духовным базисом, это действительно базис нашей страны, это культура – это всё, это наше всё, но с обвинениями и отрицательными эмоциями мы никуда не придем. Прошу вас, обратите на это внимание.
Спасибо большое.

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Спасибо.
Молодой человек, две минутки и завершаем.

ЛЕБЕДЕВ С.:

Я хотел сказать, что вот оснований, все время говорят, оснований как таковых нет. Вот. Что ...(невнятно) я представляю Московский союз художников, меня зову Сергей Лебедев ... секции промграфики. И вот говорят, что вовремя якобы не были оформлены документы на оформление мастерских. И вот, на самом деле, как я пришел узнавать, они говорят: "Мы всё оформляли, мы всё сделали, мы всё подготовили, просто не оформляют по необъяснимым причинам и всё. Просто не хотят".

И вот, что касается самих мастерских, то получают их художники, и раньше получали. Моя мастерская – ей более 30 лет, она, получается, не в идеальной форме и состоянии. Например, мой профессор до меня был, он, например, расселял там предыдущих жильцов. Это была коммуналка, он расселял предыдущих жильцов, там переезд, еще что-то. И вот, и потом еще, и мне, когда досталось, это были полные руины.

КАНУРИН А.И.:
(говорит без микрофона)
Сейчас не об этом.

ЛЕБЕДЕВ С.:
Я понял, но я имею в виду то, что мы тратим какие-то средства свои, не то, что от города чего-то берем...

КАНУРИН А.И.:
(говорит без микрофона)
Сейчас не об этом.

ЛЕБЕДЕВ С.:
Да. И вот...

КАНУРИН А.И.:
(говорит без микрофона)
Закон города Москвы.

ЛЕБЕДЕВ С.:
Это я понял. У меня просьба только еще отложить хотя бы вот, пока этот закон не принят, чтобы что-то сделать, чтобы нас не выгоняли до его принятия.

КАНУРИН А.И.:
(говорит без микрофона)
В частном порядке.



Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Спасибо.
Уважаемые товарищи, времени уже совсем абсолютно нет, зачитаем сейчас резолюцию и выслушаем поправки к ней, если появятся.

Канурин Алексей Иванович, пожалуйста, текст резолюции.

КАНУРИН А.И.:
Значит, я зачитываю текст резолюции, прошу учесть, что это, в принципе, проект, значит, он будет дополнен, исправлен в связи как с вашими, так сказать, так и мы продолжим его ... (невнятно).

Значит, резолюция следующая:
"Круглый стол" на тему: "Уничтожение базовых основ государственной поддержки русской культуры и искусства в городе Москве – института творческих мастерских и хищение имущества деятелей искусств при внесудебном выселении их из мастерских".

"Творческие мастерские художников в Москве – вековая традиция государственной поддержки культуры и искусства.

Учитывая, что цена на произведения искусства формируется по прошествии десятилетий, у нас, как и во всех развитых странах, искусство авансируется. До революции это называлось "казенный кошт". Именно благодаря этому мы получили плеяду художников, чьи работы сегодня украшают ведущие музеи страны. Первыми декретами Советской власти поддержка культуры была возведена в ранг национальных приоритетов. Именно тогда был узаконен термин "творческие мастерские". Еще 5 лет назад положение творческих мастерских писали – творческие мастерские являются объектами культуры и находятся под защитой Правительства Москвы. Но в последнее время несколько лет руководство города взяло курс на лишение мастерских этого статуса объекта культуры и предприняло ряд мер по тотальному уничтожению мастерских, как института поддержки русской культуры и искусства.

Для ускорения процесса освобождения студии от художников и их имущества были изобретены некие внутренние инструкции и регламенты, противоречащие Конституции, Гражданскому кодексу, но способствующие быстрому внесудебному выселению. В частности, такое изгнание стимулировалось захватом уничтожения имущества, произведений искусства. Причем делает это в отсутствие владельцев имущества. В связи с этим беспределом ряд пострадавших деятелей искусств, ветеранов войны и труда написали предсмертные записки на ближайшее окружение Мэра Москвы непосредственных инициаторов геноцида деятелей искусств.

Возмутительный пример – открытое хищение имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, вывоз в неизвестном направлении двух машин антиквариата и картинами из мастерской заслуженного художника РФ ветерана войны Евгения Устинова. Случай имел огромный общественный резонанс, но, несмотря на это, а также ряд предписаний Прокуратуры, уголовное дело не возбуждено до сих пор. Это связано с тем, что действия происходили при поддержке старших офицеров ОВД ЦАО Москвы. Именно поэтому отказ о возбуждении уголовного дела подписан начальником ОВД ЦАО.

По данному делу есть не только видео НТВ, Рен-ТВ и другие, снят целый фильм "День ТВ" и ряд публикаций, а также открытое письмо министру внутренних дел. Однако, коррупция, круговая порука в МВД таковы, что по данному эпизоду отказывают в возбуждении уголовного дела, даже не опросив основных свидетелей и потерпевших. Учитывая, что данный вопрос далеко выходит за рамки темы культуры и искусства, а являет собой пример коррупции, антигосударственной деятельности, а также демонстрирует паралич власти в предвыборный период и, как говорил Тазьба, противоречит Указу Президента "О дополнительных мерах и государственной поддержке культуры и искусства", то без закона города Москвы невозможно регулировать все эти отношения как в сфере поддержки культуры, так и в отношениях с иными службами, в том числе, в частности, в ЖКХ.

Уничтожение объектов культуры не ограниченно творческими мастерскими, даже такие крупные объекты культуры, как Дом культуры Серафимовича, вот мной здесь говорилось, и даже ЦДРИ выживают с увеличенной арендой и так далее. Для решения спорных вопросов предлагается создать конфликтную комиссию с представителями Мэрии по …(непонятно) и так далее. По результатам данного стола предлагается еще обратиться в комиссию Московской городской Думы по культуре с просьбой подготовить проект закона о творческих мастерских и творческих союзах. То есть не мы его должны готовить, а должны готовить специально подготовленные люди, которые у нас существуют комиссии по культуре в Московской городской Думе. Пусть они подготовят проект, мы к ним обратимся с этой просьбой".

Вот это примерная резолюция, она будет дополнена и исправлена по результатам, если кто-то что-то хочет добавить, мы добавим.

Выступающий не представился:
Ну, чтобы …(непонятно) о культуре.

МАРКОВ К.В.:
Позвольте два слова?

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Да, добавление, пожалуйста.

МАРКОВ К.В.:
Тут добавление такое. Первое. Я предлагаю… Марков Константин Владимирович, Творческий союз художников России. Из резолюции убрать такие слова, как геноцид и коррупция. Мы не вправе квалифицировать эти действия, не вправе, это неправильно в таком документе указывать. Для этого есть правоохранительные органы, они, в конце концов, пусть там решают.

Второе. По поводу закона. Вот это вот "пусть они там напишут", опыт показывает, когда напишут, мы такое получим. Да, обратиться и создать группу с участием представителей творческих союзов. Рабочая группа. Кстати, это будет большая помощь комитету. Это я по опыту Госдумы.

КАНУРИН А.И.:
Принято.

МАРКОВ К.В.:
Да, и второе. Вот было предложено очень правильно… да, третье, извините, предложение относительно подготовки распоряжения Правительства или иного там правового акта, регулирующего вопросы вмешательства в деятельность творческих мастерских. Да, на время подготовки закона. Да, все у меня, все.

КАНУРИН А.И.:
По мораторию, да, скажем так, на время действия. Принято.

Идет разговор в зале

МАРКОВ К.В.:
Да, еще. Скажите, а стенограмму нашего заседания можно или на сайте вывесить или как-то раздать что ли, довести до сведения членов нашего "круглого стола"? Можно это сделать?

Выступающий не представился:
Во исполнение закона о гласности.

Голос из зала:
Нет, ну, меня услышали, да?

КАКОВКИНА Я.В.:
У меня еще вопрос есть…

Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Стенограмма будет через три дня.

КАКОВКИНА Я.В.:
Не против участники? Мы бы хотели …

Голос из зала:

… а как ее …

КАКОВКИНА Я.В.:
… со стороны Мещанской прокуратуры это выложить на сайт Прокуратуры города об этом "круглом столе" и об участии, и, соответственно, в газетах наших районов.
Если никто не против, мы бы тогда это сделали…

Голос из зала:
(говорит без микрофона)


Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:

Товарищи, по стенограмме…

Голос из зала:
(говорит без микрофона)


Депутат ЗУБРИЛИН Н.Г., изб. округ № 11:
Внимание, внимание…
Вот мне, если я выступаю в Мосгордуме без разрешения ведущего, объявляют замечание, а потом лишают слова.
Так что давайте не будем выступать самовольно.
По поводу стенограммы. Через три дня будет готова стенограмма. Мы ее разместим на сайте "Москпрф.ру", это сайт КПРФ.

Кому нужно персонально, оставляйте почту вот через Богомолову Марину Васильевну, пришлем вам на почту персонально всю стенограмму.

Следующий момент, что касается коррупции. Прокуратура, следственные органы, спецслужбы, полиция в основной части работают по закону. Но есть отдельные случаи, которые компрометируют всю систему. Так что нельзя говорить, что вся полиция плохая. Это тогда и плохие железнодорожники,

и автомобилисты, и Мосгордума плохая, если есть недостатки. У каждого из нас есть недостатки в самом себе, а уж в системе естественно.

Главное – вовремя эти недостатки устранять. Вот мы для того и говорим сегодня, чтобы эти случаи недостатков больше не повторялись, а виновные были наказаны. Вот таким путем.

Следующий момент.
Резолюцию мы подкорректируем.
Сейчас, если у кого-то есть желание написать личное заявление на мое имя, чтобы я направил по указанному вами адресу в любую инстанцию, первый этаж, кабинет Зубрилина. Пожалуйста, заходите, пишите личное обращение, я сейчас же приму, проведу прием избирателей.

Следующий момент.
Резолюция подкорректированная будет направлена в Администрацию Президента – раз, в Совет Федерации – два, в Государственную Думу – три, в Генеральную прокуратуру и Московскую прокуратуру – четыре, в Следственный комитет – пять, в Департамент имущества – шесть, Мэру города Москвы – семь и префектам тех округов, где вы проживаете или мастерские находились как пострадавшие, мы уточним, тоже отправим. Потому что это делается по согласованию с префектами, потому что они являются представителями исполнительных органов власти в ранге министров Правительства Москвы. В обход их ничего не делается.

Значит, они тоже в какой-то косвенной части принимают в этом деле, ну, осуществляют полномочия. Мы их таким путем уведомим, что прошел "круглый стол", и люди возмущены беззаконием и беззащитностью творческих работников перед произволом недобросовестных чиновников, которые тоже есть. Их мало, но они есть.
Договорились, товарищи?

Всем спасибо. Всего доброго. До свидания.
__________________
Русский социализм есть национализация нефтегазовой отрасли плюс декриминализация всей страны.
Свидетельство легитимности: http://www.specletter.com/files/photos/3645_ave.jpg

Последний раз редактировалось panzer038; 01.02.2018 в 22:53
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Правила форума
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 06:18.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot