Объединённый Русский форум

Вернуться   Объединённый Русский форум > Культура > История и Наука
Регистрация Правила форума Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 04.02.2011, 10:57
Аватар для Боброк
Боброк Боброк вне форума
ДРЕМУЧИЙ МРАКОБЕС
 
Регистрация: 17.10.2009
Адрес: Россия
Сообщений: 22,822
Боброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренции
По умолчанию «Катынский вопрос» на Нюрнбергском процессе. Или еще раз об уроках истории

Цитата:
Автор: Виктор Илюхин, Алексей Плотников
31.01.11 02:58
Безнравственным и беспринципным актом национального унижения назвали многие россияне заявление Государственной Думы, принятое в ноябре 2010 года, в котором бездоказательно признавалось, что т.н. «Катынское преступление» – расстрел в начале Второй мировой войны польских военнопленных под Смоленском в местечке Катынь "… было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей".
Одновременно в нем отмечалось, что в официальной советской пропаганде ответственность за это злодеяние приписывалось фашистам. Но эта версия якобы долгие годы оставалась предметом подспудных, но не менее ожесточенных дискуссий в советском обществе, «неизменно порождая гнев, обиду и недоверие польского народа».
Это заявление в духе самобичевания состоялось в канун 65-летия работы Международного военного трибунала (Нюрнбергский процесс), признавшего виновными руководителей фашистской Германии и их пособников в совершении тягчайших преступлений против мира и человечества, в развязывании агрессивных войн и уничтожении более 50 млн. жителей планеты, в том числе и нескольких тысяч пленных поляков под Смоленском в местечке Катынь.
Решения трибунала до сих пор представляют исключительную ценность и в значительной мере позволяли удерживать мир от новой глобальной военной катастрофы.
Справедливое возмездие, суд истории состоялись. Однако прискорбно, что и сейчас находятся силы, стремящиеся пересмотреть итоги Второй мировой войны, в том числе и через отрицание решений Нюрнбергского процесса. Они есть и в России, в стране, которая понесла самые тяжелые человеческие, моральные и экономические потери. Предпринимаются омерзительные попытки гуманизации фашистской оккупации и одновременно подвергаются клевете Красная Армия, руководство НКВД СССР, сам народ-победитель.
На этом фоне ноябрьское заявление Госдумы по Катынскому вопросу выглядит не только безнравственным, необъективным, но и подстрекательским. И, конечно, бросаются в глаза трогательные слова заявления об обиде, гневе и недоверии поляков к нам. Его авторам следовало бы вспомнить, что Польша в начале 20-го столетия уничтожила в своих концлагерях до 80 тысяч красноармейцев, попавших ей в плен в ходе российско-польской войны 1919-1920 гг. Почему-то убийства, издевательства и жестокость поляков в отношении граждан России не нашлиу "русской" Думы ни сочувствия, ни гнева, ни обиды, а тем более, не вызвали осуждения. Что касается поляков, то они не собираются признавать этого факта и приносить извинения России.
Известно в какой обстановке и как принимала Госдума эторешение, могущее иметь для нас тяжелые долгосрочные последствия. Оно состоялось накануне официального визита Президента Д.Медведева в Польшу и должно было стать, как рассчитывали в Кремле, еще одним нашим жестом доброй воли. Трудно уже вспомнить каким по счету, но и жестом очередного нашего «покаяния».
Однако визит оказался неудачным. Польша не отказалась от размещения на своей территории американской системы ПРО, не подписала с нами сколько-нибудь серьезных экономических, торговых соглашений, но отказалась выдать нам Закаева, который обвиняется в совершении тяжких преступлений в Чеченской республике и за ее пределами. Вместе с этим она активно поддержала в Страсбургском суде иски своих сограждан к России по возмещению им ущерба от гибели пленных поляков под Катынью.
Зная повадки польского руководства, можно было бы предвидеть, что оно и на этот раз не оценит очередной «жест доброй воли», а наоборот – ужесточит антироссийскую риторику. Что, в частности, и подтвердили потом отрицания Варшавой результатов расследования катастрофы в апреле 2010 года польского правительственного самолета под Смоленском, проведенного российскими специалистами.
Поражает та легкость, с которой единороссовское большинство в Госдуме проголосовало в поддержку заявления. Ведь депутатам не представили ни одной информационной записки, хотя бы из Генеральной прокуратуры РФ о результатах расследования уголовного дела № 159 об обстоятельствах гибели польских военнопленных. Сделали это осознанно, ибо следствие не выносило решения о признании И. Сталина и его окружения виновными в гибели поляков. А коли не признало, тогда почему такие утверждения в заявлении Госдумы? Частично мы уже ответили на этот вопрос. Постараемся и далее внести в него ясность.
Основному докладчику, председателю Комитета по международным делам «единороссу» К.Косачеву только и осталось потрясать с трибуны мало кому известной книгой не названных им авторов, которые якобы и установили виновников катынской трагедии. При этом он в отличие от своих единомышленников не стал приводить в качестве доказательств «вины Сталина» документы из так называемой «особой секретной» папки Политбюро ЦК КПСС.
Не сослался по одной причине: достоверность этих документов оспорена, в том числе экспертами-криминалистами и графологами. Поэтому ему не оставалось ничего другого, как заявить, что эпизод обвинения, предъявленный советской стороной немцам о расстреле ими польских военнопленных под Катынью якобы был отвергнут Международным военным трибуналом.
Конечно, не К.Косачев является автором подобного утверждения. Его выдвинули зарубежные фальсификаторы в годы «холодной войны», к которым в последствии присоединились некоторые российские политики и историки. Достаточно назвать Александра Яковлева, Дмитрия Волкогонова, Валентина Фалина, Ю. Зори, Н.Лебедевой, и других, чтобы понять всю остроту и масштабность лжи.
Вот что, например, утверждают в экспертном заключении по этому вопросу, составленном в 1993 г. по постановлению Главной военной прокуратуры, российские ученые – директор Института государства и права РАН, академик Б.Н.Топорнин, заведующий сектором уголовного права и криминологии того же института, доктор юридических наук, профессор А.М.Яковлев, главный научный сотрудник института сравнительной политологии РАН, доктор исторических наук, профессор И.С.Яжборовская, ведущий научный сотрудник Института славяноведения и балканистики РАН, доктор исторических наук Д.С.Парсаданова: "Предпринятая на Нюрнбергском процессе в 1946 году попытка советского обвинения в опоре на "сообщение специальной комиссии" (Советская комиссия Н.Н.Бурденко: ее полное название «Специальная комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» - авторы) вину за расстрел на Германию успеха не имела. Международный трибунал не признал выводы этого документа достаточно обоснованными, показания свидетелей – убедительными и не включил в приговор это преступление в вину немцам. Это решение советским обвинителем не оспаривалось и протест не вносился, хотя в других случаях советский представитель протест вносил".
После таких выводов можно сказать, что так называемые эксперты, имеющие высокие ученые степени и звания, извратили представления о научном и объективном исследовании, послушно выполнили политический заказ бывшего президента Б.Ельцина, его окружения и пошли на сделку со своей совестью и своим профессиональным долгом. Чтобы не быть голословными сошлемся на судебные материалы.
Из них следует, что международный трибунал не выносил отдельного решения о признании выводов комиссии Н.Н.Бурденко "недостаточно обоснованными". Нет об этом даже малейшего упоминания и в самом приговоре. Чего уж здесь тогда и спорить, вопрос-то очевиден. К тому же статья 26 Устава трибунала гласит "…приговор является окончательным и не подлежит пересмотру".
Если даже гипотетически согласиться с тем, что трибунал исключил Катынский эпизод из обвинения, то об этом стало бы известно только после оглашения приговора. В этих условиях ни о каких протестах не может идти и речи. Тогда зачем наводить тень на плетень? Но это кому-то выгодно, в том числе людям из научной среды, получающим польские зарубежные гранды (деньги) и другие «знаки отличия». Выгодно тем, у кого антисоветизм доходит до готовности к разрушению Отечества.
Надо отметить, что главный обвинитель от СССР Р.Руденко действительно протестовал лишь против решения трибунала о проведении судебного расследования Катынского эпизода обвинения, но его протест был отклонен.
Однако и в этом надо разобраться без эмоций и предвзятости. Забегая вперед, отметим, что судебное следствие, публичное исследование трибуналом документов по Катыни только усилило весомость советского обвинения по данному эпизоду и никоим образом не вылилось в оправдание нацистских преступников.
Начнем с того, что полностью процитируем ст. 21 Устава Международного военного трибунала. В ней закреплено следующее: «Трибунал не будет требовать доказательств общеизвестных фактов и будет считать их доказанными. Трибунал так же будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений, протоколы и приговоры военных или других трибуналов каждой из Объединенных наций».
Как известно, таким «комитетом» в Советском Союзе была Государственная чрезвычайная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников, созданная Указом Президиума Верховного Совета СССР уже 2 ноября 1942 года. Специальная комиссия Н. Бурденко фактически была частью большой комиссии. Это уже могло стать причиной принятого решения трибунала о проведении расследования, как и позиция польского правительства в изгнании, находящегося в Англии, постыдно оспаривающего тогда советское обвинение.
14 февраля 1946 года заместитель Главного обвинителя от СССР Ю.В.Покровский на ряду с другими документами представил суду, а тот их принял, под номером СССР-54 официальные материалы Специальной комиссии Н.Бурденко по установлению и расследованию обстоятельств расстрела пленных поляков под Катынью, подтверждающих в этом вину немцев. Прежде, чем их передать, Ю.В.Покровский огласил основные выводы судебно-медицинской экспертизы, что нашло полное отражение в стенограмме трибунала.
Через некоторое время защитник Геринга адвокат Штамер, дабы поставить под сомнение катынский эпизод обвинения, используя правовую казуистику, заявил ходатайство о проведении судебного расследования. Трибунал согласился с ним и решил допросить по три свидетеля как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Это право суда, и делать какие-либо далеко идущие выводы из этого решения нельзя.
Советское обвинение представляли юристы высочайшей квалификации, однако и они могли допускать некоторые процессуальные ошибки, неточности, серьезно не влияющие на конечный результат процесса.
Мы не случайно отметили ранее, что судебное следствие по катынскому эпизоду только усилило обвинение. И здесь важно обратить внимание уже на окончание процесса, на защитительные речи того же Штамера, других адвокатов обвиняемых, в которых никто из них не поставил под сомнение вину немцев в расстреле поляков под Катынью и не потребовал исключения этого эпизода из обвинения. (ГАРФ, Фонд № 21, опись № 1, Дело № 2329).
Поэтому заявления о «провале усилий советских обвинителей» – просто нечестная игра и очередная попытка скрыть правду от народа.
Корни же большой лжи уходят в 40-ые годы прошлого столетия, и ее автором является ни кто-нибудь, а рейхсминистр пропаганды фашистской Германии Геббельс (не случайно, поэтому, т.н. «Катынское дело» с самого начала своего возникновения получило название «Геббельсовской провокации»). Однако это нисколько не смущает нынешних его последователей.
Действительно, 13 апреля 1943 года Геббельс объявил, что под Катынью недалеко от Смоленска немцы "неожиданно" обнаружили большое захоронение польских военнопленных, «расстрелянных НКВД СССР весной 1940 года». С его заявлением тут же согласилось польское правительство, находившееся в изгнании в Великобритании и пытавшееся опровергнуть на Нюрнбергском процессе обвинение СССР по расстрелу немцами поляков под Катынью. Тогда Советский Союз вынужден был разорвать с ним всякие отношения.
Геббельс на захоронениях поляков разыграл целый спектакль, стремясь поссорить между собой лидеров антигитлеровской коалиции, а солдатам вермахта внушить страх перед советским пленом. Что касается польского эмигрантского правительства, то оно не могло простить СССР возвращения им в сентябре 1939 года своих территорий Западной Белоруссии и Западной Украины.
Этот дух реваншизма до сих пор остался во многих головах современных «ясновельможных панов». Например, в этом году в Польше определенные силы намерены широко отметить 90-летие Рижского договора, по которому молодая Советская Россия, опасаясь второго на нее похода Антанты, вынуждена была временно отдать шляхте Западную Белоруссию и Западную Украину.
Несомненно и другое, поляки, разыгрывая катынскую трагедию, рассчитывает получить и материальную, финансовую выгоду для себя, выдвигая постоянные претензии к России.
Международный военный трибунал был учрежден союзниками по антигитлеровской коалиции в 1945 году и, в первую очередь, по настоянию И.Сталина, ибо премьер-министр Англии У.Черчель предлагал казнить лидеров третьего рейха и их пособников без всякого суда за то, что они развязали чудовищную, истребительную войну, унесшую 50 млн. человеческих жизней. Однако советский руководитель, поддержанный президентом США Рузвельтом, и в этот раз оказался дальновидней других политиков. Сначала Нюрнбергский, а потом и Токийский процессы юридически закрепили итоги Второй мировой войны, заложили новые принципы послевоенного международного гуманитарного и уголовного права.
Впервые в истории человечества трибунал определил наказания за преступления против мира, выразившиеся в планировании, подготовки, развязывании или ведении агрессивной войны или войн, за военные преступления, связанные с нарушением законов или обычаев войны, а также за преступления против человечества.
Наряду с определением вины конкретных физических лиц, трибунал признал преступными главные нацистские организации, являвшиеся неотъемлемой частью государственного механизма военных преступлений и преступлений против мира и человечества, как, например, руководящий состав нацистской партии, СС, СД.
В ходе процесса были исследованы показания свидетелей, документы, экспертные заключения. Количество этих показаний и документов было колоссальным: они измерялись тысячами. Помимо устных показаний были обобщены письменные 38 тыс. показаний в отношении политических руководителей, подписанные 155 тыс. свидетелями, 136213 – по делу против СС, 10 тыс. – по делу против СД, 3 тыс. – по делу против генштаба и 2 тыс. – по делу против гестапо.
Применительно к Катынской трагедии для нас представляет наибольший интерес раздел приговора, связанный с военными преступлениями, на котором мы остановимся более подробно.
Согласно статьи 6, п. "б" Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран «ОСИ», принятого в Лондоне 8 августа 1945 года, военные преступления определялись как нарушения законов и обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей, гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью и другие преступления.
Общеизвестно, что США, СССР Великобритания и Франция выдвинули против гитлеровцев согласованное и единое обвинение, в том числе и по военным преступлениям. В нем утверждалось, что фашисты: "… убивали и жестоко обращались с военнопленными, лишая их необходимой пищи, жилья, одежды, медицинского ухода, заставляя их работать в нечеловеческих условиях, пытая их, подвергая их нечеловеческим унижениям и затем умерщвляя их…".
Важно отметить, что обвинители, дав согласованную оценку преступлений, совершенных в отношении военнопленных и других военнослужащих, далее приведут 18 эпизодов «…в качестве примера и без ущерба для представления доказательств в других случаях…». Еще раз обращаем внимание на формулировку «…в качестве примера…» всего большого обвинения.
По западным странам таких конкретных фактов расправ было приведено 11, по восточным – семь, включая эпизод истребления советских военнопленных в Орле, 11 тыс. польских военнопленных в Катынском лесу, десятков тысяч советских военнопленных в Славуте, французов, воевавших вместе с Советской Армией.
По расстрелу немцами польских пленных осенью 1941 года советское обвинение представило трибуналу неопровержимые доказательства, хотя и были некоторые шероховатости в их предъявлении, не влияющие на суть обвинения гитлеровцев. Без них вряд ли обходится какой-либо судебный процесс вообще. К тому же надо учитывать и то, что Нюрнбергский трибунал завершал свою деятельность в условиях начатой Западом «холодной войны» против СССР.
Доказательственная база в основном строилась на результатах работы упоминавшейся комиссии Н.Бурденко по эксгумации и исследованию трупов поляков, проведенной в конце 1943 – начале 1944 годов в урочище Козьи Горы под Катынью, документы которой, опять напомним, суд приобщил к материалам дела.
Комиссия пришла к однозначному выводу, что поляки были расстреляны осенью 1941 года немецкими пулями из немецкого оружия. При этом гильзы немецкого производства были найдены в местах расстрела. В одежде и на трупах были найдены письма, квитанции и иные документы периода второй половины 1940 - 1941 годов, явно перечеркивавших геббелевскую ложь о расстреле поляков весной 1940 г. Дополнительным важным опровержением лжи было и состояние эксгумированных трупов.
Однако нынешние сторонники геббельсовской версии о расстреле польских пленных органами НКВД СССР заявляют, что факт использования немецкого оружия не был признан судом определяющим для установления вины той или иной стороны.
Опять постыдная уловка фальсификаторов истории. Ведь сами авторы утверждения так и не назвали когда и при каких обстоятельствах суд сделал такое «признание». Поэтому вновь возвращаемся к приговору и материалам военного трибунала и ответственно заявляем, что в них нет не только этого утверждения, но и чего-то близкого к нему.
Однако фальсификации на этом не закончились. Вот что утверждает последовательная сторонница геббельсовской версии расстрела поляков под Катынью Наталья Лебедева: «Из архивных документов явствует, что в сентябре 1939 года были взяты в плен 126 тысяч польских военнослужащих, из них 42,4 тыс. уроженцев Западной Белоруссии и Западной Украины распущены по домам, 43 тыс. жителей центральных областей Польши переданы немцам, 25 тыс. человек вступили в 1941 году в армию Андерса. Однако 15 тыс. офицеров и полицейских, сосредоточенных в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях, среди этих групп людей не оказалось. В 1943 г. 4200 человек из Козельского лагеря обнаружены в катынских могилах. (Данные взяты из немецких документов эксгумации – авторы). Сегодня архивные документы позволяют буквально по дням восстановить судьбу этих людей, хотя целый ряд моментов еще требует уточнения…». А коли так, то, как утверждает Н.Лебедева, все это «…доказывает несостоятельность…» версии комиссии Н.Н.Бурденко. (См. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8-ми томах, Москва, «Юридическая литература», 1990, том 4, стр.85).
Поражает удивительная легкость, с которой делаются такие сокрушительные выводы, тем более со ссылкой на гебельсовские документы, что само по себе уже недостойно и недопустимо. К тому же сам факт перемещения военнопленных не может свидетельствовать о причастности НКВД СССР к уничтожению поляков. Если есть документы на их этапирование, то почему нет сообщений, докладов, рапортов о расстреле поляков? Они, несомненно, были бы, если НКВД произвел расстрелы. В этой организации фиксировалось и оформлялось все до мельчайшего шага.
Однако никаких документов о расстреле пленных поляков, равно как и судебно-правового решения о вынесении смертного приговора, несмотря на все старания наследников Геббельса, повторим, - не найдено. А это значит, что их просто не существует, и поляков СССР не расстреливал.
По предложению советского обвинения трибунал допросил Главного судебного эксперта СССР Прозоровского, участвовавшего в исследованиях трупов поляков в 1943-44 годах, бывшего зам. бургомистра г. Смоленска Базилевского и болгарского профессора судебной экспертизы Марко Маркова.
Надо отметить, что Прозоровский был более чем убедителен в своих высказываниях по убийству немцами поляков осенью 1941 года. Он сослался на использование немецкими палачами того же способа – пистолетного выстрела в затылок, который применялся ими при массовых убийствах советских граждан в других городах, в частности в Орле, Воронеже, Краснодаре и в том же Смоленске. Это будет подтверждено в последующем и другими материалами трибунала.
Прозоровский сослался и на то, что на трупах поляков были найдены письма и квитанции, датированные 12 сентября и 28 ноября 1940 года, 6 апреля и 20 июня 1941 года. Все это говорило за то, что поляки были живы и после весны 1940 года.
Он же представил доказательства о расстреле польских военнопленных из немецкого оружия с использованием немецких боеприпасов (пулями, выпущенными из немецкого револьвера) фирмы Геко калибра 7,65 мм. Доказательства того, что руки у многих жертв были связаны бумажным шпагатом, который до 1946 года изготавливался только за границей, в частности, в Германии.
В ходе допроса свидетеля Прозоровского помощником главного советского обвинителя Л.Н.Смирновым была представлена немецкая переписка по Катыни, включая телеграмму, посланную 3 мая 1943 г. из Варшавы Хайнрихом (чиновником местного управления внутренней администрации) Вайрауху (Старшему советнику Правительства генерал-губернаторства) о найденных в Катыни представителями Польского красного креста гильзах немецкого производства фирмы ГЕКО / GECO калибра 7,65 мм, свидетельствующих о том, что расстрел производился из немецкого оружия (документ СССР-507). Иными словами, прямо указывающих на то, что поляков расстреляли немцы.
Надо отметить, что телеграмма советскому обвинению была представлена американцами, которые, к сожалению, во времена «холодной войны» стали «проводниками» польско-геббельсовской версии «Катынского дела».
Советское обвинение располагало показаниями начальника лагеря НКВД особо назначения (ЛОН) Ф.М.Ветошинкова, который за несколько часов до оккупации немцами Смоленска прибыл в город и просил выделить ему 75 вагонов для вывоза поляков вглубь страны. Вагонов ему не выдали из-за сложности положения, а сам он уже не смог вернуться в лагерь.
Показаниями О.Михайловой, З.Конаховской, А.Алексеевой, работавших под принуждением осенью 1941 года на кухне столовой 537 немецкого полка, оккупировавшего район Катыни под Смоленском, пояснивших, что были очевидцами доставки в это место пленных поляков и расстрела их немцами. После каждого расстрела фашисты шли в баню, а потом в столовой им выдавалось усиленное питание и двойные порции спиртного.
Бывший заместитель бургомистра г. Смоленска профессор астрономии Борис Базилевский свидетельствовал, что непосредственно от бургомистра Меньшагина и сотрудников немецкой комендатуры он получил информацию об уничтожении немецким командованием польских военнопленных под Катынью осенью 1941 года.
Что касается доктора, профессора медицины Марка Маркова, то он участвовал в комиссии иностранцев-медиков, собранных Геббельсом в начале 1943 года для исследования трупов поляков под Катынью. Из его показаний следует, что он под принуждением был включен в геббелевскую комиссию, под принуждением подписал акт эксгумации поляков под Катынью, который противоречил фактическим обстоятельствам и его личным выводам.
В приговоре Нюрнбергского военного трибунала отмечено: "Доказательства относительно военных преступлений были колоссальными по объему и очень подробными. Невозможно в рамках данного приговора соответствующим образом вновь рассмотреть их или перечислить массу документальных и устных доказательств, которые были представлены на Суде… Остается истиной, что военные преступления совершались в таком широком масштабе которого не знала история войн. Они совершались во всех странах, оккупированных Германией…"
Важно отметить, что в приговоре, в подтверждение всего обвинения по военным преступлениям суд сослался лишь на один эпизод из совместно выдвинутого союзниками обвинения. И здесь характерна формулировка приговора. "Так, например, американская военная миссия, которая высадилась за германской линией фронта на Балканах в январе 1945 г., насчитывающая от 12 до 15 человек, одетых в военную форму, … все они были расстреляны". Мы обращаем внимание именно на формулировку «…так например…».
Означает ли это, что другие семнадцать – из 18 представленных – конкретных примеров расстрела или издевательств над военнопленными союзных держав так же не являются доказанными? – Конечно, нет.
В этой связи совершенно правомерной и юридически корректной является оценка, данная «Катынскому делу» в Большой советской энциклопедии (статья «Катынский расстрел»): «В 1945-46 гг. Международный военный трибунал в Нюрнберге признал Геринга и других главных немецких военных преступников виновными в проведении политики истребления польского народа и, в частности, в расстреле польских военнопленных в Катынском лесу».
Признавая гитлеровцев виновными в военных преступлениях Нюрнбергский процесс проявил величайшую мудрость и справедливость. Он не свел преступную деятельность фашистов только к 18-ти эпизодам, заявленным перед ним в качестве примера обвинителями антигитлеровской коалиции. Военных преступлений было гораздо больше, они совершались по всем линиям фронтов, во всех лагерях военнопленных.
Внимательное прочтение приговора позволяет сделать и еще одни неоспоримый вывод. В нем содержаться подробные описания уничтожения военнопленных, которые были использованы фашистами и под Катынью.
Например, приказом гестапо от 17 июля 1941 года предписывалось: "…казни не должны иметь место в самом лагере или в непосредственной близи от него. Если возможно, заключенные должны быть вывезены для применения к ним "специального обращения" на территории бывшей советской России". Приказ в полной мере определил место расстрела военнопленных. Лагеря, в которых содержались пленные поляки, расположены в нескольких километрах от местечка Катынь, где и производились их расстрелы, что полностью соответствует «приказу».
Об этом подробно, как уже и отмечалось, сообщили свидетели Михайлова, Кохановская, Алексеева.
Один из руководителей гестапо Курт Миндов будучи допрошенным под присягой подтвердил, что "В лагерях для военнопленных на восточном фронте существовали небольшие оперативные команды, айнзацкоманды, возглавлявшиеся младшим офицерским составом тайной полиции (гестапо). Эти команды были приданы начальникам лагерей, и их обязанностью было выделять тех военнопленных, которые являлись кандидатами на казнь…".
Приговором трибунала установлен и механизм уничтожения военноплеленных, «… их должны были убивать выстрелом в затылок». Все это присутствовало и в катынской трагедии.
Считаем уместным процитировать и еще одну выдержку из приговора трибунала. Она достаточно убедительно раскрывает причины уничтожения немцами пленных поляков. Кейтель пояснил, что во время его нахождения 12 сентября 1939 года в штабном поезде Гитлера, тот заявил ему: «… что польская интеллигенция, дворянство и евреи должны быть ликвидированы..., нельзя допускать, чтобы интеллигенция могла стать руководящим классом, что жизненный уровень должен оставаться низким и что Польша будет использована только как источник принудительного труда". Кейтель признал, что "… такая политическая линия существовала…".
К этому остается добавить, что за время оккупации Польши гитлеровцы уничтожили 6 миллионов ее жителей или 22% населения страны. Конечная цель геноцида состояла в ликвидации к 1950 году всего польского народа. Поэтому уничтожение немецкими оккупантами в катынском лесу поляков, было закономерным продолжением политики Гитлера по полной ликвидации образованного населения Польши.
Об этом подробные показания трибуналу дал Франк, бывший генерал-губернатор оккупированной польской территории. Еще в октябре 1939 года он, провозглашая основные направления своей политики, заявил: "Польша должна рассматриваться как колония, поляки будут рабами Великой германской мировой империи".
Международным трибуналом виновными по разделу № 3 "Военные преступления" кроме Геринга были признаны Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Функ, Денниц, Редер, Заукель, Йодль, Зейсс-Никварий, Шпеер, фон Нейрат, Борман (заочно).
Справедливое возмездье, суд истории состоялись. Однако достойно сожаления, что итоги Второй мировой войны подрываются ни где-нибудь, а здесь в России. Это не может далее быть терпимым. Отрицание выводов Международного военного трибунала в Нюрнберге, любая попытка пересмотра его решений должны немедленно пресекаться, вплоть до применения мер уголовно-правового характера.
Поэтому ноябрьское Заявление ГД по Катынскому делу, о котором говорилось выше, выглядит не только шокирующим, но подлежащим суровому осуждению.

Доктор юридических наук, профессор В.И.Илюхин

Доктор исторических наук, профессор А.Ю.Плотников

http://www.slavic-europe.eu/index.ph...-2011-01-31-01
__________________
последователями Руссо пролито больше крови, чем ордами Тамерлана (с) Керсновский А.А.

Заняв Крым, Путин начал революцию сверху. Идёт этот процесс очень и очень тяжело, с постоянными "шатаниями из стороны в сторону". Но он идет. И если его не поддержать сейчас, то провал сметет и его, и всю страну. Кроме того, во время войны мятеж против главкома равносилен измене Отечеству. "Путь Гучкова-Милюкова-Львова и Ко", также в свое время воплотивших мятеж во имя "спасения России" привел известно к какому результату. (с) Стрелков И.И.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.02.2011, 11:04
Аватар для Боброк
Боброк Боброк вне форума
ДРЕМУЧИЙ МРАКОБЕС
 
Регистрация: 17.10.2009
Адрес: Россия
Сообщений: 22,822
Боброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренции
По умолчанию Госдума - фальсификатор истории

Цитата:
Виктор Илюхин и Алексей Плотников опубликовали статью "Катынский вопрос на Нюрнбергском процессе. В статье разъясняются обстоятельства рассмотрения данного вопроса и приводится единственно возможная трактовка: Нюрнбергский процесс однозначно установил, что преступление в Катыни совершено гитлеровцами. Тем самым можно считать доказанным, что Госдума, приняв заявление в пользу "польской" (русофобской) версии "Катынского дела" является соучастником фальсификации отечественной истории. Учитывая действующие политические реалии, следует прямо указать: Госдума приняла решение по прямому указанию высших должностных лиц государства. Подавляющее большинство депутатов в существо дело не вникала, давно уже привыкнув исполнять указания начальства, не думая о том вреде, который эти указания наносят.
С моей точки зрения, есть все основания полагать, что фальсификацией "Катынского дела" занимается лично Владимир Путин. Именно в его правление началась "сдача" дела полякам и пропаганда в СМИ русофобской версии. Блокирование альтернативной точки зрения, игнорирование очевидных фактов фальсификации документов по "Катынскому делу", сотрудничество с польскими русофобами - все это говорит о политически мотивированной антигосударственной позиции бывшего президента.
Не сомневаюсь, что приверженность Путина и его окружения русофобским установкам имеет прочную основу в зарубежных центрах, работающих в целях разрушения нашей страны и дискредитации ее в международных делах. Когда-то Хрущев готовил фальсификацию "Катынского дела" для очередного разоблачения и атаки на партийных консерваторов. Потом Горбачеву было удобно сделать то же самое, а заодно приобрести популярность у русофобов всего мира. Ельцин дал возможность русофобам накапливать фальсификации и уничтожать документы, свидетельствующие в пользу альтернативной версии, надежно подтвержденной еще в 1944 году комиссией Бурденко. Наконец, Путин продолжил дело Горбачева-Ельцина, заискивая перед западными русофобами и используя "Катынское дело" в качестве инструмента "десталинизации".
Попытки связать "Катынское дело" с коммунистическим мировоззрением, которые предпринимаются как со стороны русофобов, так и со стороны коммунистов, совершенно несостоятельны. В данном случае мы имеем дело, во-первых, с вопросом об историческом факте, а во-вторых, с попытками взвалить на нашу страну (прежде всего, на русских) ответственность за чужие преступления.
Факт устанавливается безотносительно к какой-либо идеологии. Если бы расстрел в Катыни был делом рук коммунистов, то это немногим увеличило бы их "послужной список". За коммунизмом числится достаточно преступлений против России и русских. "Катынское дело" к этом списку ничего существенного прибавить не может. Да и нет для России никакой выгоды в том, чтобы фальшивку объявлять истиной.
Попытка отделить сталинизм от нашей истории бесплодна. Это было с нами, и нам с этим жить до скончания веков. Свои болячки этого периода мы должны осмыслить и оценить. Но принятие на себя чужих грехов - дело нелепое. Оно искажает все наше представление о сущности того периода. А если речь идет о том, что мы стараемся закрыть глаза на очевидную инспирированность "Катынского дела", то это выглядит добровольной сдачей наших позиций, согласием на то, что кто-то другой будет писать нашу историю и давать оценки нашему поведению.
Последнее, скорее всего, является ориентацией нынешнего режима. Он делает Россию заведомо несуверенносй. "Открытое общество" означает для него, что история России пишется не в России. Что русские должны будут учить своих детей по учебникам, написанным врагами нашей страны. Установка олигархии состоит в том, что у России не должно быть ничего своего. Исторической правдой манипулируют так же, как и собственностью. Ее сначала приватизируют, а потом продают как семечки на базаре. Приходит оптовый покупатель, и народ лишается своей истории, а значит - и права называться народом.
В этом тайна "Катынского дела". Оно отражает общее направление деятельности режима: русские должны исчезнуть, завершить свою историю. Для этого врагам России нашу историю надо превратить в сплошной позор, а государственность отсчитывать с 1991 году - с государственного переворота во главе с Ельциным. Нас убеждают, что до 1991 года - не наша история. А потому на нее можно свалить все наши проблемы. Отвечать за них, якобы, должны не нынешние правители, не мы сами, а наши предки.
"Катынское дело" привлекает внимание именно этим: в нем русофобский замысел высвечивается со всей возможной ясностью. И разделительная линия между русскими национальными интересами и интересами наших врагов в данном случае яснее ясного.
Тот факт, что Государственная Дума в лице "Единой России", ЛДПР и "Справедливой России", а также лично Владимир Путин, выражают интересы врагов нашей страны и нашего народа, в полной мере продемонстрирован всеми обстоятельствами обсуждения и оценки "Катынского дела".
Андрей Савельев

http://savliy.livejournal.com/464508.html
__________________
последователями Руссо пролито больше крови, чем ордами Тамерлана (с) Керсновский А.А.

Заняв Крым, Путин начал революцию сверху. Идёт этот процесс очень и очень тяжело, с постоянными "шатаниями из стороны в сторону". Но он идет. И если его не поддержать сейчас, то провал сметет и его, и всю страну. Кроме того, во время войны мятеж против главкома равносилен измене Отечеству. "Путь Гучкова-Милюкова-Львова и Ко", также в свое время воплотивших мятеж во имя "спасения России" привел известно к какому результату. (с) Стрелков И.И.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 04.02.2011, 11:17
Аватар для Redactor
Redactor Redactor вне форума
Долгожитель
 
Регистрация: 29.10.2009
Адрес: Москва
Сообщений: 23,462
Redactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренцииRedactor вне конкуренции
По умолчанию

потом ведь понадобиться этот материал - обыщишься...
может на форсе сделать "архив документов" или как по другому обозвать...
__________________
"Как жаль, что все кто знает как нужно управлять государством, уже работают парикмахерами и таксистами..."
https://www.youtube.com/watch?v=dsbzYaQzSg8
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 04.02.2011, 11:19
Аватар для Боброк
Боброк Боброк вне форума
ДРЕМУЧИЙ МРАКОБЕС
 
Регистрация: 17.10.2009
Адрес: Россия
Сообщений: 22,822
Боброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренцииБоброк вне конкуренции
По умолчанию

а сейчас теме просто статус "важная" присвою. она ни куда и не денется.
__________________
последователями Руссо пролито больше крови, чем ордами Тамерлана (с) Керсновский А.А.

Заняв Крым, Путин начал революцию сверху. Идёт этот процесс очень и очень тяжело, с постоянными "шатаниями из стороны в сторону". Но он идет. И если его не поддержать сейчас, то провал сметет и его, и всю страну. Кроме того, во время войны мятеж против главкома равносилен измене Отечеству. "Путь Гучкова-Милюкова-Львова и Ко", также в свое время воплотивших мятеж во имя "спасения России" привел известно к какому результату. (с) Стрелков И.И.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 04.02.2011, 11:56
Аватар для ivan t
ivan t ivan t вне форума
Долгожитель
 
Регистрация: 26.07.2010
Адрес: Россия
Сообщений: 3,234
ivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренцииivan t вне конкуренции
По умолчанию

Сильно и конструктивно. От противников лишь ТРЕП.
__________________
«Общество заражено иррациональным массовым маниакально-агрессивным обличительством...»
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 19.02.2011, 00:30
Алевтина Алевтина вне форума
Долгожитель
 
Регистрация: 04.11.2009
Адрес: Москва, Выхино
Сообщений: 2,877
Алевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренции
По умолчанию

В Польше отдельные деятели всерьез рассчитывают на получение денежной компенсации с России. Поводом для этого послужили действия и заявления некоторых российских политиков.

Посол РФ в Польше: ждите реабилитации

Издание «Речь Посполитая» (Rzeczpospolita) сообщило, что недавно посол России в Польше Александр Алексеев сделал заявление о скорой юридической реабилитации расстрелянных в Катыни польских офицеров. «Политические решения уже приняты. Идет поиск юридического пути. Этот вопрос взят под контроль высшим российским руководством», – цитирует газета посла. По словам Алексеева, «проблему Катыни нельзя назвать нерешенной».
Как пишет «Речь Посполитая», данные заявления вызвали большой энтузиазм у польской общественности, политиков и родственников погибших. «Представитель России впервые официально заявил о реабилитации жертв катынского преступления. Это должно означать правовую реабилитацию со всеми вытекающими последст*виями, а не только реабилитацию «историей» – такие комментарии дал изданию Ирениуш Каминьский из Польской академии наук, представляющий интересы родственников жертв в Европейском суде по правам человека. – Мы говорим не о реабилитации каждой из жертв в отдельности, а о решении, которое будет касаться всех 22 тысяч убитых поляков».
В свою очередь, пресс-секретарь
МИДа Польши Марчин Босацкий говорит, что «рад очередному заявлению высокопоставленного российского чиновника», однако польская сторона ждет от России «конкретных шагов».
«Минимальные условия возможного примирения с Россией» уже названы: это необходимость раскрыть все тома катынского дела, ведшегося с 1990 по 2004 год, реабилитация жертв и новое расследование.
«Речь Посполитая» оценивает слова российского посла как еще один факт признания Россией вины в расстреле поляков в Катыни. «Я считаю высказывание посла положительным сигналом», – утверждает Витомила Волк-Езерска, дочь одного из расстрелянных офицеров, которая в 2009 году подала в Страсбургский суд жалобу против России.
По информации издания, юристы, «представляющие интересы жертв преступления НКВД», через несколько дней направят в Страсбург очередную жалобу. На этот раз против России выступают родственники убитых офицеров и полицейских, живущие в Австралии, Канаде и на Украине.





Как известно, гитлеровцы были большими мастерами коварнейших провокаций. Это они подожгли рейхстаг, обвинив в этом антифашистов с целью развязывания очередной расправы над ними. Это они вызвали волнения и беспорядки в Судетской области Чехословакии, которые использовали для грубого давления на ее правительство и последующего расчленения и захвата этой страны. Это они подготовили нападение переодетых в польскую форму немецких заключенных на приграничную германскую радиостанцию в Гливице, чтобы получить предлог для вторжения в Польшу. Катынь – это тоже чудовищная провокация гитлеровцев (как оказалось, мина замедленного действия).
Обращает на себя внимание, что она была предпринята не в 1941 г. и в 1942 г., когда немцы наступали, а в апреле 1943 г., вскоре после Сталинградской битвы, в которой они потерпели сокрушительное поражение, предопределившее исход страшной войны. Вот тогда-то немцы и засуетились, стали лихорадочно искать любую возможность принимать срочные меры, для того чтобы вызвать раскол в антигитлеровской коалиции, сорвать открытие Второго фронта, попытаться убедить США и Англию встать на совместную защиту Европы от угрозы ее грядущей большевизации.
Вспомнили и про Катынь и расстрелянных ими там польских офицеров. При этом гитлеровцы принимали в расчет откровенно антисоветскую довоенную политику «санационного» правительства Пилсудского–Бека, многие члены которого находились к тому времени в эмиграции в Лондоне. Гитлеровцы, естественно, помнили и о неоднократных попытках польских руководителей заключить с Германией военный союз против СССР. Именно пилсудчики, как известно, воспротивились пропуску частей Красной Армии для оказания помощи Чехословакии и таким образом фактически сорвали намечавшуюся в 1938 году советско-франко-анг*лий*скую коалицию по ее защите от гитлеровской агрессии. Это было определенно на руку гитлеровцам. А вскоре явно с их ведома и поощрения поляки поучаствовали в расчленении Чехословакии, отторгнув от нее Тешинскую область.
Учитывалось немцами и то, что немало поляков в рядах вермахта сражалось на Восточном фронте. Только в плен к нам попало больше 60 тысяч польских солдат и офицеров, включая 5 генералов. Знало нацистское руководство и о нарастающей напряженности в советско-польских отношениях, вызванной отказом армии Андерса сражаться на советско-германском фронте, а также опубликованном в Лондоне 25 февраля 1943 года Заявлении польского эмигрантского правительства, в котором оно потребовало от Советского правительства признания польскими западноукраинские и западнобелорусские земли (т.е. признания польских границ по состоянию на 1 сентября 1938 г.).
Очевидно, что первоочередной целью катынской провокации было еще более осложнить, если не взорвать эти отношения, разжечь живучие антисоветские настроения среди поляков, попытаться вновь их столкнуть с русскими, сделать, наконец, Поль*шу яблоком раздора среди союзников по антигитлеровской коалиции.

О катынских расстрелах в геббельсовской интерпретации германское радио сообщило 13 апреля 1943 года. К нему гитлеровцы подготовились чисто по-немецки. Прежде всего провели предварительную обработку сотрудничавших с ними поляков. 11 апреля 1943 года под Смоленск была направлена первая польская делегация из представителей польского духовенства, интеллигенции, городского управления и судебных властей Варшавы. К тому времени там уже работала немецкая эксгумационная группа под руководством профессора Г.Бутца в чине полковника. Могилы были уже вскрыты, трупы предварительно обработаны. Перед членами польской делегации было произведено показательное вскрытие нескольких трупов. Немцы потребовали от поляков подтвердить, что обнаруженные трупы польских офицеров расстреляны большевиками, и выступить по радио. Катынские захоронения были якобы обнаружены польскими рабочими из немецкой строительной организации «Тодт». Пообщаться с ними делегации, однако, не удалось. По словам немцев, их не смогли найти. Обо всем этом упоминалось в отчете, написанном в 1946 году в Лондоне одним из членов этой делегации Ф.Гетлем. Причем первый вариант его отчета от апреля 1943 года, переданный Ф.Гетлем в Польский Красный Крест, утрачен. (В.Абаринов. «Катынский лабиринт», стр. 111–116).
В Катыни в течение двух месяцев (с 15 апреля 1943 г.) работала варшавская техническая Комиссия Польского Красного Креста в составе 12 человек. В направленном ею в Международный Красный Крест в Женеве докладе отмечалось, что Комиссия работала в весьма стесненных условиях: она находилась под постоянным контролем немецких властей, к каждому ее члену был представлен немецкий часовой, члены Комиссии не имели права просматривать и сортировать документы и другие вещдоки, часть которых немцами изымалась и уничтожалась. В докладе делался многозначный вывод о том, что «даже если бы ПКК (Польский Красный Крест) располагал всеми результатами эксгумации и работ по идентификации, включая документы и воспоминания, он не смог бы официально и в окончательной форме свидетельствовать, что данные офицеры умерли в Катыни».
В заключении доклада говорилось, что «надо предоставить судам… попытаться решить, возможно ли теперь выносить заключения о смерти». («Немцы в Катыни». Документы о расстреле польских военнопленных осенью 1941 года, стр. 118–128.)
В секретной телеграмме германской внутренней администрации в Варшаве правительству генерал-губернаторства в Кракове от 3 мая 1943 года сообщалось, что «часть делегации Польского Красного Креста вчера возвратилась из Катыни. Сотрудники ПКК привезли с собой гильзы патронов, использовавшихся при расстреле жертв в Катыни. Выяснилось, что это – немецкие боеприпасы. Калибр 7,65, фирмы «Геко» (там же, стр. 129).
Гитлеровцами по Катыни была развернута широкая пропагандистская кампания в печати и на радио. В издаваемых в оккупированной Польше и контролируемых ими газетах на поль*ском языке публиковались пространные, произвольно составленные, непроверенные списки с фамилиями якобы расстрелянных польских офицеров (многие из них после войны оказались в живых в Польше), организовывались посещения Катыни группами рабочих с работающих на немцев польских предприятий.
Геббельсовскую версию охотно подхватило (как если бы ждало) польское эмигрантское правительство в Лондоне, поддержав предложение немцев направить в район Катыни Комиссию под эгидой Международного Красного Креста. Однако это оказалось чисто пропагандистским прикрытием, поскольку названная Комиссия была создана немцами из тщательно отобранных ими врачей-экспертов из стран-сателлитов (Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия), прогермански настроенных (Испания, Словакия, Хорватия, Болгария, Швейцария) и оккупированных стран (Польша, Чехия, Бельгия, Франция, Дания, Голландия).
В нее, очевидно с дальнем прицелом, были включены даже пленные английские, американские и канадские офицеры.
Комиссия вылетела из Берлина в Смоленск 28 апреля 1943 года. Она провела эксгумацию нескольких предварительно обработанных немцами трупов и под давлением подписала заранее подготовленное профессором Г.Бутцом на немецком языке нужное немцам медицинское заключение, хотя пули, извлеченные из тел, были сплошь немецкие (профессор Г.Бутц, видимо, из опасений, что может стать впоследствии нежелательным свидетелем, был немцами физически устранен). Об этом стало известно Геббельсу. В своем дневнике он, сильно этим раздосадованный, записал: «К несчастью, в Катыни были найдены немецкие боеприпасы. Это должно остаться в тайне. Поскольку если это всплывет на поверхность и станет известно нашим врагам, все дело о Катыни лопнет».

На эту теперь уже немецко-польскую провокацию Советское правительство ответило разрывом дипломатических отношений с польским эмигрантским правительством (как видим, расчет немцев удался). Установлены они были в июле 1941 года. Тогда же было заключено соглашение о взаимной помощи и поддержке в войне против гитлеровской Германии, достигнута договоренность о создании на территории Советского Союза польской армии из числа польских военнослужащих, интернированных во время освобождения Красной Армией Западной Украины и Западной Белоруссии. Предполагалось, что она будет действовать в оперативном отношении под руководством Верховного командования СССР.
По настоянию лондонских поляков во главе ее был поставлен русофоб генерал Андерс, активный участник интервенции панской Польши против Советской России в 1919–1920 гг. (тоже, кстати, из числа интернированных). Все расходы на оснащение и содержание этой армии взяло на себя Советское правительство. Но антисоветски настроенное польское командование отказалось вводить подготовленную армию (около 100 тысяч человек) в сражения на советско-германском фронте – и это в то время, когда решалась судьба Сталинградской битвы.
Советская власть не стала, однако, принимать против панов репрессивных мер, удерживать рвущихся на Запад поляков и разрешил им вместе с семьями выехать из СССР через Иран на Ближний Восток. Здесь они поначалу охраняли британские
неф*тепромыслы в Ираке, а затем в составе англо-американских и канадских войск участвовали в боях в Северной Африке и Италии, но так до Польши и не добрались.
Из оставшихся в Советском Союзе польских патриотов и тех, кто отказался уходить вместе с армией Андерса, были созданы новые формирования, в том числе дивизия им. Т.Костюшко под руководством генерала Берлинга (тоже из числа интернированных). Эта дивизия и другие польские части (в последующем Войско польское) вместе с Красной Армией освобождали Варшаву, Краков, штурмовали Берлин. И заслуженно, по праву стали участниками исторического Парада Победы в Москве в июле 1946 года.
Все это говорит о том, что у Советского правительства не было каких-либо причин расстреливать интернированных поль*ских военнослужащих. И вообще в отличие от гитлеровцев и пилсудчиков расправы над военнопленными были чужды природе Советского государства. Как известно, в нацистских лагерях от зверского обращения погибли около двух миллионов советских военнопленных, в польских концлагерях – десятки тысяч красноармейцев, попавших в плен во время советско-поль*ской войны 1919–1920 гг. Представить себе такое в советских лагерях для военнопленных было невозможно. Это исключалось.
Одной из целей катынской провокации гитлеровцев было усиление антисоветских настроений в Армии крайовой, подчиняющейся польскому правительству в Лондоне. Гитлеровцам было известно, что ее отряды ведут активные карательные операции против советских партизан в оккупированных западных областях Белоруссии и Литвы, которые польские националисты считали своими и называли восточными Кресами. Гитлеровская агитация падала на благоприятную почву. Армия крайова встретила вступление советских войск в пределы Польши крайне враждебно. На домах ею расклеивались листовки с надписью «Красная Армия – вруг» (по-польски – враг). Она совершала многочисленные нападения на советских солдат и офицеров из засад, взрывала воинские эшелоны, учиняла другие диверсии и акты саботажа, жестоко расправлялась с польскими патриотами, представителями новой народной власти Польши, терроризировала лояльное к ней местное население.
По приказу польского лондонского правительства Армия крайова начала авантюрное и обреченное на поражение восстание в Варшаве (август–сентябрь 1944 года), с тем чтобы упредить взятие ее Красной Армией и союзными с ней поль*скими частями и таким образом объявить восстановление в ней власти этого правительства.
Именно этими классовыми соображениями объясняется, почему руководство Армии крайовой не предупредило Советское командование о восстании, не говоря уже о согласовании с ним совместных действий. Зато о начале восстания знало правительство Великобритании. Однако оно не удосужилось уведомить об этом своего восточного союзника. О многом говорит и тот факт, что с первых же дней восстания началось снабжение повстанцев оружием, боеприпасами и продовольствием с английских самолетов.
Заранее узнали о готовящемся восстании через свою агентуру в Армии крайовой и немцы, что дало им возможность принять меры по противодействию ему. Когда аковцы были окружены, немцы предложили им почетную капитуляцию. Они согласились распространить на них статус военнопленных, а для офицеров создать более мягкие условия содержания в плену. При этом германское командование в лице обергруппенфюрера СС фон дем Баха выразило надежду, что «в дальнейшем немецкая армия вместе с польской будет воевать против большевиков» (Рышард Назаревич «Варшавское восстание. 1944 год», стр. 21). Немцы убеждали аковцев в том, что общим врагом Германии и Польши был и остается Советский Союз, предлагали превратить Польшу в западный форпост против «безбожного еврейского большевизма» и в этих целях взаимодействовать, что в ряде случаев имело место. Так, в районе Бильно Армия крайова передала в подчинение гитлеровского командования 3-ю польскую партизанскую бригаду. Боевики этой Армии и после капитуляции Германии, уйдя в подполье, продолжали вооруженную борьбу против Красной Армии и Войска польского вплоть до 1947 года, когда с ними было покончено.

Как только советскими войсками были освобождены г. Смоленск и Смоленская область (сентябрь 1943 г.), туда была направлена специальная Комиссия во главе с академиком Н.Бурденко. В результате проведенных ею тщательных расследований (с 5 октября 1943 г. по 26 января 1944 г.) был установлен факт расстрела гитлеровцами польских военнослужащих под Катынью. В составе Комиссии работали представители народной Польши. Катынь посетила польская правительственная делегация во главе с премьер-министром Осубка-Моравским. На место раскопок приглашались аккредитованные в Москве иностранные журналисты. Опросами многочисленных свидетелей, в том числе местных жителей, было выяснено, что до захвата немцами Смоленска (16 июля 1941 г.) интернированных поль*ских военнослужащих видели на строительно-ремонтных работах (шоссе Смоленск–Минск, Смоленск–Витебск), были сделаны заявки на отправление в тыл этих военнослужащих, но вагоны для их эвакуации поданы не были из-за крайне напряженной военной обстановки в этом районе.
В раскрытых захоронениях были обнаружены в большом количестве немецкие пули и патроны, немецкий шпагат, которым были связаны руки расстрелянных, другие вещественные доказательства (германские оккупационные дензнаки, обрывки газет, брошюры, почтовые открытки, письма, квитанции, записки и другие вещдоки). Соответствующий доклад этой Комиссии был представлен Нюрнбергскому трибуналу (1946 г.). И факт расстрела гитлеровцами польских офицеров под Катынью был включен в раздел Обвинительного заключения «Убийства и жестокое обращение с военнопленными».
Судя по всему, обсуждение катынского дела было непростым. На его ходе и исходе, очевидно, сказались первые веяния холодной войны. Предпринимались даже попытки (нетрудно догадаться кем) сорвать его, вплоть до убийств обвинителей. В гостинице был найден мертвым советский представитель Н.Зоря, готовивший дело к рассмотрению трибуналом. В эти же дни погибает и польский прокурор Р.Мартини, готовивший свидетелей, способных подтвердить непосредственное участие «команды Геббельса» в расстреле польских офицеров (газета «Красная звезда», 15.04.2006 г.). Бывшие наши союзники не позволили окончательно определиться с катынским делом, и соответствующий пункт из Обвинительного заключения в окончательный приговор не вошел. Таким образам оно оказалось в подвешенном состоянии. Это дало Западу в последующем возможность активно его использовать в ожесточенной идеологической и информационной войне против Советского Союза.
К сожалению, и в нашей стране нашлись деятели, которые из своих узкокорыстных, конъюнктурных целей в угаре антисоветизма и антисталинизма стали раскручивать немецко-польскую версию катынской трагедии. Наиболее усердные из них были награждены польскими орденами, одаривались денежными подачками, пользовались бесплатным отпуском в Польше, другими услугами. Имена их сегодня тщательно замалчиваются.
Незаурядное рвение, как это не покажется удивительным, проявил бывший многолетний посол СССР в ФРГ (кстати, отличившийся весьма пристрастным отношением к восточной политике западных немцев) В.Фалин. Немалое внимание он уделил Катыни в своей книге воспоминаний «Без скидок на обстоятельства», опубликованной в 1999 г. Вот что он в ней, в частности, пишет, передавая свой разговор с Ю.Андроповым: «...Есть деликатный вопрос. В 1983 году сорокалетие Катыни. Точнее, сорок лет с момента, когда Катынь превратилась в нарицательное понятие. Готовясь к печальному юбилею, необходимо по архивам прояснить как минимум: (а) что же Сталин и Берия заявляли полякам в 1941–1943 годах и что обсуждали Хрущёв с Гомулкой в 1956 году; (б) что из архивов Смоленского, Харьковского и других УВД попало в руки нем*цев и дальше на Запад и дает основания не принимать советскую версию случившегося; (в) что нового установили сами поляки и что не может быть опровергнуто повторением аргументов 1943 года. Конечно, правильнее всего было бы поднять наши первичные документы. Если верить молве (каково!), Хрущёв предлагал Гомулке воздать должное Сталину за Катынь (к чести Гомулки, он не поддался на хрущёвскую провокацию и отказался это сделать). Вряд ли такое предложение делалось, если оно вносилось (опять – если!) беспричинно…» (стр. 371).
Кстати, из-за Катыни между В.Фалиным и Ю.Андроповым произошла острая размолвка, которая привела к разрыву между ними. По настоянию Ю.Андропова (секретарь ЦК КПСС) В.Фалин был снят с должности первого заместителя заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС и удален из него. У В.Фалина нашлись, однако, сторонники. Его обработке, судя по всему, поддался мятущийся, ставший впоследствии лучшим немцем, горе-перестройщик М.Горбачёв. При нем В.Фалин был возвращен в ЦК КПСС на высокие посты. С санк*ции М.Горбачёва было опубликовано Заявление ТАСС (апрель 1990 года), в котором утверждалось, что «катынская трагедия – одно из тяжких преступлений сталинизма».

Нашлись последователи и в российском руководстве. Недавно Госдума послушными голосами правящей «Единой России» и ее клонов в лице «Справедливой России» и ЛДПР приняла Заявление по Катыни, в основу которого положена провокационная немецко-польская версия катынской трагедии. Теперь она фактически стала немецко-польско-российской. Опираясь на это Заявление, президент Д.Медведев поспешил на поклон в Варшаву, где в очередной раз покаялся перед торжествующими поляками. Ничтоже сумняшеся, он публично назвал Сталина преступником. А польского кинорежиссера, антисоветчика со стажем, бывшего солдата Армии крайовой А.Вайду за его антирусский фильм «Катынь», разжигающий неприязнь между нашими народами, самолично наградил российским орденом Дружбы.
Нельзя здесь не напомнить, что уже во вновь обуржуазившейся Польше был варварски разрушен в Кракове памятник маршалу И.Коневу, спасшему эту древнюю польскую столицу от полного уничтожения гитлеровцами, и сооружен с явным вызовом мемориал в честь сотрудничавшей с ними Армии крайовой. И именно к этому мемориалу тем, кто подло из-за угла стрелял в спины советским освободителям Польши, российский президент В.Путин во время своего визита (2002 г.) возложил цветы. В.Путин и Д.Медведев почему-то подчеркнуто оказывают знаки внимания нашим недругам. Оба они во время своих государственных визитов в Финляндию возлагали цветы на могилу союзника Гитлера маршала Маннергейма. Это его войска вместе с немцами держали многомесячную жестокую блокаду Ленинграда, из-за которой от голода, постоянных обстрелов погибли около миллиона его жителей. Что это? Беспамятство, слабая историческая осведомленность, недопонимание всей пагубности подоб*ных явно
конъюн*ктурных встречных шагов? Или все это – не что иное, как вполне осознанные проявления классовой, идейной смычки на почве антисоветизма и антисталинизма. Но здравый смысл говорит, что унижениями и задабриваниями невозможно добиться у закусивших удила польских, как и других, националистов какого-либо расположения. И поскольку на серьезный положительный сдвиг в российско-польских отношениях рассчитывать не приходится, возникает вопрос: почему Кремль все же пошел на столь громкую и исторически несостоятельную раскрутку катынского дела?

Возможно, у этого дела есть внутренний аспект (возможно, более важный и существенный). Как известно, пресловутые либеральные рыночные реформы потерпели провал. Сильно подорванную ими российскую экономику к тому же накрыл острейший кризис мировой капиталистической системы, частью которой стала Россия. Чтобы скрыть все это от сбитого с толку российского общества, власть развязала новую кампанию по «десталинизации». И раскрутка Катыни в нее вполне укладывается, сулит некие, правда, зыбкие, шансы. Ведь постоянно эксплуатируемая тема ГУЛАГа приелась, перестает работать. Нужно что-то еще. Решили поспекулировать на Катыни, используя якобы обнаруженные «новые» документы. Видимо, обанкротившаяся российская власть все еще надеется и дальше обеспечивать свое политическое существование путем все новых антисоветских, антисталинских кампаний и подтасовок. Но чем больше они надругаются над советским прошлым, тем оно весомее о себе заявляет. Слишком разителен контраст между великим созидательным, духоподъемным советским прошлым и базарно-разрушительным и нравственно убогим буржуазным настоящим, напоминающим потрепанный корабль, без руля, ветрил и тормозов несущийся на скалы.
Назвать Сталина преступником юрист Д.Медведев не имел никаких правовых оснований. Это дело только суда, независимого и праведного. Имя Сталина навечно спаяно с нашей величайшей Победой в Великой Отечественной войне. Это – вердикт истории.
Если поляки официально потребуют от нас денежных и иных возмещений, Россия должна им выставить такой же, если не больший, счет за загубленных в польских концлагерях десятки тысяч красноармейцев. Российскому МИДу следовало бы тверже и последовательнее защищать национальные интересы нашей страны. Постоянными уступками, дипломатическими реверансами с дежурными улыбками, излишней политкорректностью вперемежку со словесной эквилибристикой невозможно обеспечивать авторитет внешней политики России. Она должна соответствовать статусу великой державы. Для этого требуются по-настоящему бойцовские качества. Давно пора окончательно отрешиться от традиционно легковесного отношения к русским жертвам. В этом смысле мы явно проигрываем полякам. И не только им. Из-за оказавшихся в плену одного-двух израильтян Тель-Авив начинает крупные карательные операции против своих палестинских и ливанских соседей. Есть чему поучиться и у американских партнеров.
Следует еще раз напомнить чванливым полякам, что за освобождение Польши сложили головы 600 тысяч воинов Красной Армии. Полякам надо быть вечно признательными за это, как и за то, что благодаря Сталину Польше были возвращены ее древние западные земли. Им не следует заигрываться в русоненавистничестве, что явно на руку как антироссийским, так и антипольским силам на Западе. Поляки в своих собственных интересах не должны участвовать во всяких военных и информационных «дранг нах остен». Ни к чему хорошему это не приведет.
Катынь, совершенно очевидно, на совести у гитлеровцев, которую они, кстати, считали химерой и потому пошли на такую чудовищную, иезуитскую провокацию. И как бы кто бы сегодня ни изощрялся, свалить вину с больной головы на здоровую не удастся. На этом можно заработать лишь черную мету на всю жизнь.
Неплохо было бы президентской Комиссии по фальсификациям отечественной истории заняться разоблачением катынской фальшивки. Хватит ли у нее для этого гражданского мужества, да и позволит ли ей это сделать учредившая ее власть? То, что передано российскими властями полякам по Катыни, дол*жно стать достоянием международной и российской общественности, а также все то, что еще хранится в закрытых российских и зарубежных архивах. Как известно, смоленский архив НКВД неисповедимыми путями оказался в США. И, видимо, не только смоленский. К сожалению, часть архивных документов по Катыни утрачена. Немецкие архивы по этому делу перед капитуляцией гитлеровцы уничтожили вместе с вещественными доказательствами, что само по себе о многом говорит. Как отмечалось выше, немало других потерь, исчезновений, нестыковок, вбросов. Так что при сложившихся обстоятельствах нельзя считать катынское дело закрытым. Оно вопиет.
Истина по Катыни должна быть самым тщательным образом исследована, установлена и в судебном порядке утверждена. А вся политическая конъюнктурщина должна быть разоблачена и решительно осуждена.

Арнольд АНУЧКИН-ТИМОФЕЕВ,
кандидат исторических наук.
Москва.
http://kprf.ru/international/88050.html
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 19.02.2011, 00:31
Алевтина Алевтина вне форума
Долгожитель
 
Регистрация: 04.11.2009
Адрес: Москва, Выхино
Сообщений: 2,877
Алевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренцииАлевтина вне конкуренции
По умолчанию

В Польше отдельные деятели всерьез рассчитывают на получение денежной компенсации с России. Поводом для этого послужили действия и заявления некоторых российских политиков.

Посол РФ в Польше: ждите реабилитации

Издание «Речь Посполитая» (Rzeczpospolita) сообщило, что недавно посол России в Польше Александр Алексеев сделал заявление о скорой юридической реабилитации расстрелянных в Катыни польских офицеров. «Политические решения уже приняты. Идет поиск юридического пути. Этот вопрос взят под контроль высшим российским руководством», – цитирует газета посла. По словам Алексеева, «проблему Катыни нельзя назвать нерешенной».
Как пишет «Речь Посполитая», данные заявления вызвали большой энтузиазм у польской общественности, политиков и родственников погибших. «Представитель России впервые официально заявил о реабилитации жертв катынского преступления. Это должно означать правовую реабилитацию со всеми вытекающими последст*виями, а не только реабилитацию «историей» – такие комментарии дал изданию Ирениуш Каминьский из Польской академии наук, представляющий интересы родственников жертв в Европейском суде по правам человека. – Мы говорим не о реабилитации каждой из жертв в отдельности, а о решении, которое будет касаться всех 22 тысяч убитых поляков».
В свою очередь, пресс-секретарь
МИДа Польши Марчин Босацкий говорит, что «рад очередному заявлению высокопоставленного российского чиновника», однако польская сторона ждет от России «конкретных шагов».
«Минимальные условия возможного примирения с Россией» уже названы: это необходимость раскрыть все тома катынского дела, ведшегося с 1990 по 2004 год, реабилитация жертв и новое расследование.
«Речь Посполитая» оценивает слова российского посла как еще один факт признания Россией вины в расстреле поляков в Катыни. «Я считаю высказывание посла положительным сигналом», – утверждает Витомила Волк-Езерска, дочь одного из расстрелянных офицеров, которая в 2009 году подала в Страсбургский суд жалобу против России.
По информации издания, юристы, «представляющие интересы жертв преступления НКВД», через несколько дней направят в Страсбург очередную жалобу. На этот раз против России выступают родственники убитых офицеров и полицейских, живущие в Австралии, Канаде и на Украине.





Как известно, гитлеровцы были большими мастерами коварнейших провокаций. Это они подожгли рейхстаг, обвинив в этом антифашистов с целью развязывания очередной расправы над ними. Это они вызвали волнения и беспорядки в Судетской области Чехословакии, которые использовали для грубого давления на ее правительство и последующего расчленения и захвата этой страны. Это они подготовили нападение переодетых в польскую форму немецких заключенных на приграничную германскую радиостанцию в Гливице, чтобы получить предлог для вторжения в Польшу. Катынь – это тоже чудовищная провокация гитлеровцев (как оказалось, мина замедленного действия).
Обращает на себя внимание, что она была предпринята не в 1941 г. и в 1942 г., когда немцы наступали, а в апреле 1943 г., вскоре после Сталинградской битвы, в которой они потерпели сокрушительное поражение, предопределившее исход страшной войны. Вот тогда-то немцы и засуетились, стали лихорадочно искать любую возможность принимать срочные меры, для того чтобы вызвать раскол в антигитлеровской коалиции, сорвать открытие Второго фронта, попытаться убедить США и Англию встать на совместную защиту Европы от угрозы ее грядущей большевизации.
Вспомнили и про Катынь и расстрелянных ими там польских офицеров. При этом гитлеровцы принимали в расчет откровенно антисоветскую довоенную политику «санационного» правительства Пилсудского–Бека, многие члены которого находились к тому времени в эмиграции в Лондоне. Гитлеровцы, естественно, помнили и о неоднократных попытках польских руководителей заключить с Германией военный союз против СССР. Именно пилсудчики, как известно, воспротивились пропуску частей Красной Армии для оказания помощи Чехословакии и таким образом фактически сорвали намечавшуюся в 1938 году советско-франко-анг*лий*скую коалицию по ее защите от гитлеровской агрессии. Это было определенно на руку гитлеровцам. А вскоре явно с их ведома и поощрения поляки поучаствовали в расчленении Чехословакии, отторгнув от нее Тешинскую область.
Учитывалось немцами и то, что немало поляков в рядах вермахта сражалось на Восточном фронте. Только в плен к нам попало больше 60 тысяч польских солдат и офицеров, включая 5 генералов. Знало нацистское руководство и о нарастающей напряженности в советско-польских отношениях, вызванной отказом армии Андерса сражаться на советско-германском фронте, а также опубликованном в Лондоне 25 февраля 1943 года Заявлении польского эмигрантского правительства, в котором оно потребовало от Советского правительства признания польскими западноукраинские и западнобелорусские земли (т.е. признания польских границ по состоянию на 1 сентября 1938 г.).
Очевидно, что первоочередной целью катынской провокации было еще более осложнить, если не взорвать эти отношения, разжечь живучие антисоветские настроения среди поляков, попытаться вновь их столкнуть с русскими, сделать, наконец, Поль*шу яблоком раздора среди союзников по антигитлеровской коалиции.

О катынских расстрелах в геббельсовской интерпретации германское радио сообщило 13 апреля 1943 года. К нему гитлеровцы подготовились чисто по-немецки. Прежде всего провели предварительную обработку сотрудничавших с ними поляков. 11 апреля 1943 года под Смоленск была направлена первая польская делегация из представителей польского духовенства, интеллигенции, городского управления и судебных властей Варшавы. К тому времени там уже работала немецкая эксгумационная группа под руководством профессора Г.Бутца в чине полковника. Могилы были уже вскрыты, трупы предварительно обработаны. Перед членами польской делегации было произведено показательное вскрытие нескольких трупов. Немцы потребовали от поляков подтвердить, что обнаруженные трупы польских офицеров расстреляны большевиками, и выступить по радио. Катынские захоронения были якобы обнаружены польскими рабочими из немецкой строительной организации «Тодт». Пообщаться с ними делегации, однако, не удалось. По словам немцев, их не смогли найти. Обо всем этом упоминалось в отчете, написанном в 1946 году в Лондоне одним из членов этой делегации Ф.Гетлем. Причем первый вариант его отчета от апреля 1943 года, переданный Ф.Гетлем в Польский Красный Крест, утрачен. (В.Абаринов. «Катынский лабиринт», стр. 111–116).
В Катыни в течение двух месяцев (с 15 апреля 1943 г.) работала варшавская техническая Комиссия Польского Красного Креста в составе 12 человек. В направленном ею в Международный Красный Крест в Женеве докладе отмечалось, что Комиссия работала в весьма стесненных условиях: она находилась под постоянным контролем немецких властей, к каждому ее члену был представлен немецкий часовой, члены Комиссии не имели права просматривать и сортировать документы и другие вещдоки, часть которых немцами изымалась и уничтожалась. В докладе делался многозначный вывод о том, что «даже если бы ПКК (Польский Красный Крест) располагал всеми результатами эксгумации и работ по идентификации, включая документы и воспоминания, он не смог бы официально и в окончательной форме свидетельствовать, что данные офицеры умерли в Катыни».
В заключении доклада говорилось, что «надо предоставить судам… попытаться решить, возможно ли теперь выносить заключения о смерти». («Немцы в Катыни». Документы о расстреле польских военнопленных осенью 1941 года, стр. 118–128.)
В секретной телеграмме германской внутренней администрации в Варшаве правительству генерал-губернаторства в Кракове от 3 мая 1943 года сообщалось, что «часть делегации Польского Красного Креста вчера возвратилась из Катыни. Сотрудники ПКК привезли с собой гильзы патронов, использовавшихся при расстреле жертв в Катыни. Выяснилось, что это – немецкие боеприпасы. Калибр 7,65, фирмы «Геко» (там же, стр. 129).
Гитлеровцами по Катыни была развернута широкая пропагандистская кампания в печати и на радио. В издаваемых в оккупированной Польше и контролируемых ими газетах на поль*ском языке публиковались пространные, произвольно составленные, непроверенные списки с фамилиями якобы расстрелянных польских офицеров (многие из них после войны оказались в живых в Польше), организовывались посещения Катыни группами рабочих с работающих на немцев польских предприятий.
Геббельсовскую версию охотно подхватило (как если бы ждало) польское эмигрантское правительство в Лондоне, поддержав предложение немцев направить в район Катыни Комиссию под эгидой Международного Красного Креста. Однако это оказалось чисто пропагандистским прикрытием, поскольку названная Комиссия была создана немцами из тщательно отобранных ими врачей-экспертов из стран-сателлитов (Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия), прогермански настроенных (Испания, Словакия, Хорватия, Болгария, Швейцария) и оккупированных стран (Польша, Чехия, Бельгия, Франция, Дания, Голландия).
В нее, очевидно с дальнем прицелом, были включены даже пленные английские, американские и канадские офицеры.
Комиссия вылетела из Берлина в Смоленск 28 апреля 1943 года. Она провела эксгумацию нескольких предварительно обработанных немцами трупов и под давлением подписала заранее подготовленное профессором Г.Бутцом на немецком языке нужное немцам медицинское заключение, хотя пули, извлеченные из тел, были сплошь немецкие (профессор Г.Бутц, видимо, из опасений, что может стать впоследствии нежелательным свидетелем, был немцами физически устранен). Об этом стало известно Геббельсу. В своем дневнике он, сильно этим раздосадованный, записал: «К несчастью, в Катыни были найдены немецкие боеприпасы. Это должно остаться в тайне. Поскольку если это всплывет на поверхность и станет известно нашим врагам, все дело о Катыни лопнет».

На эту теперь уже немецко-польскую провокацию Советское правительство ответило разрывом дипломатических отношений с польским эмигрантским правительством (как видим, расчет немцев удался). Установлены они были в июле 1941 года. Тогда же было заключено соглашение о взаимной помощи и поддержке в войне против гитлеровской Германии, достигнута договоренность о создании на территории Советского Союза польской армии из числа польских военнослужащих, интернированных во время освобождения Красной Армией Западной Украины и Западной Белоруссии. Предполагалось, что она будет действовать в оперативном отношении под руководством Верховного командования СССР.
По настоянию лондонских поляков во главе ее был поставлен русофоб генерал Андерс, активный участник интервенции панской Польши против Советской России в 1919–1920 гг. (тоже, кстати, из числа интернированных). Все расходы на оснащение и содержание этой армии взяло на себя Советское правительство. Но антисоветски настроенное польское командование отказалось вводить подготовленную армию (около 100 тысяч человек) в сражения на советско-германском фронте – и это в то время, когда решалась судьба Сталинградской битвы.
Советская власть не стала, однако, принимать против панов репрессивных мер, удерживать рвущихся на Запад поляков и разрешил им вместе с семьями выехать из СССР через Иран на Ближний Восток. Здесь они поначалу охраняли британские
неф*тепромыслы в Ираке, а затем в составе англо-американских и канадских войск участвовали в боях в Северной Африке и Италии, но так до Польши и не добрались.
Из оставшихся в Советском Союзе польских патриотов и тех, кто отказался уходить вместе с армией Андерса, были созданы новые формирования, в том числе дивизия им. Т.Костюшко под руководством генерала Берлинга (тоже из числа интернированных). Эта дивизия и другие польские части (в последующем Войско польское) вместе с Красной Армией освобождали Варшаву, Краков, штурмовали Берлин. И заслуженно, по праву стали участниками исторического Парада Победы в Москве в июле 1946 года.
Все это говорит о том, что у Советского правительства не было каких-либо причин расстреливать интернированных поль*ских военнослужащих. И вообще в отличие от гитлеровцев и пилсудчиков расправы над военнопленными были чужды природе Советского государства. Как известно, в нацистских лагерях от зверского обращения погибли около двух миллионов советских военнопленных, в польских концлагерях – десятки тысяч красноармейцев, попавших в плен во время советско-поль*ской войны 1919–1920 гг. Представить себе такое в советских лагерях для военнопленных было невозможно. Это исключалось.
Одной из целей катынской провокации гитлеровцев было усиление антисоветских настроений в Армии крайовой, подчиняющейся польскому правительству в Лондоне. Гитлеровцам было известно, что ее отряды ведут активные карательные операции против советских партизан в оккупированных западных областях Белоруссии и Литвы, которые польские националисты считали своими и называли восточными Кресами. Гитлеровская агитация падала на благоприятную почву. Армия крайова встретила вступление советских войск в пределы Польши крайне враждебно. На домах ею расклеивались листовки с надписью «Красная Армия – вруг» (по-польски – враг). Она совершала многочисленные нападения на советских солдат и офицеров из засад, взрывала воинские эшелоны, учиняла другие диверсии и акты саботажа, жестоко расправлялась с польскими патриотами, представителями новой народной власти Польши, терроризировала лояльное к ней местное население.
По приказу польского лондонского правительства Армия крайова начала авантюрное и обреченное на поражение восстание в Варшаве (август–сентябрь 1944 года), с тем чтобы упредить взятие ее Красной Армией и союзными с ней поль*скими частями и таким образом объявить восстановление в ней власти этого правительства.
Именно этими классовыми соображениями объясняется, почему руководство Армии крайовой не предупредило Советское командование о восстании, не говоря уже о согласовании с ним совместных действий. Зато о начале восстания знало правительство Великобритании. Однако оно не удосужилось уведомить об этом своего восточного союзника. О многом говорит и тот факт, что с первых же дней восстания началось снабжение повстанцев оружием, боеприпасами и продовольствием с английских самолетов.
Заранее узнали о готовящемся восстании через свою агентуру в Армии крайовой и немцы, что дало им возможность принять меры по противодействию ему. Когда аковцы были окружены, немцы предложили им почетную капитуляцию. Они согласились распространить на них статус военнопленных, а для офицеров создать более мягкие условия содержания в плену. При этом германское командование в лице обергруппенфюрера СС фон дем Баха выразило надежду, что «в дальнейшем немецкая армия вместе с польской будет воевать против большевиков» (Рышард Назаревич «Варшавское восстание. 1944 год», стр. 21). Немцы убеждали аковцев в том, что общим врагом Германии и Польши был и остается Советский Союз, предлагали превратить Польшу в западный форпост против «безбожного еврейского большевизма» и в этих целях взаимодействовать, что в ряде случаев имело место. Так, в районе Бильно Армия крайова передала в подчинение гитлеровского командования 3-ю польскую партизанскую бригаду. Боевики этой Армии и после капитуляции Германии, уйдя в подполье, продолжали вооруженную борьбу против Красной Армии и Войска польского вплоть до 1947 года, когда с ними было покончено.

Как только советскими войсками были освобождены г. Смоленск и Смоленская область (сентябрь 1943 г.), туда была направлена специальная Комиссия во главе с академиком Н.Бурденко. В результате проведенных ею тщательных расследований (с 5 октября 1943 г. по 26 января 1944 г.) был установлен факт расстрела гитлеровцами польских военнослужащих под Катынью. В составе Комиссии работали представители народной Польши. Катынь посетила польская правительственная делегация во главе с премьер-министром Осубка-Моравским. На место раскопок приглашались аккредитованные в Москве иностранные журналисты. Опросами многочисленных свидетелей, в том числе местных жителей, было выяснено, что до захвата немцами Смоленска (16 июля 1941 г.) интернированных поль*ских военнослужащих видели на строительно-ремонтных работах (шоссе Смоленск–Минск, Смоленск–Витебск), были сделаны заявки на отправление в тыл этих военнослужащих, но вагоны для их эвакуации поданы не были из-за крайне напряженной военной обстановки в этом районе.
В раскрытых захоронениях были обнаружены в большом количестве немецкие пули и патроны, немецкий шпагат, которым были связаны руки расстрелянных, другие вещественные доказательства (германские оккупационные дензнаки, обрывки газет, брошюры, почтовые открытки, письма, квитанции, записки и другие вещдоки). Соответствующий доклад этой Комиссии был представлен Нюрнбергскому трибуналу (1946 г.). И факт расстрела гитлеровцами польских офицеров под Катынью был включен в раздел Обвинительного заключения «Убийства и жестокое обращение с военнопленными».
Судя по всему, обсуждение катынского дела было непростым. На его ходе и исходе, очевидно, сказались первые веяния холодной войны. Предпринимались даже попытки (нетрудно догадаться кем) сорвать его, вплоть до убийств обвинителей. В гостинице был найден мертвым советский представитель Н.Зоря, готовивший дело к рассмотрению трибуналом. В эти же дни погибает и польский прокурор Р.Мартини, готовивший свидетелей, способных подтвердить непосредственное участие «команды Геббельса» в расстреле польских офицеров (газета «Красная звезда», 15.04.2006 г.). Бывшие наши союзники не позволили окончательно определиться с катынским делом, и соответствующий пункт из Обвинительного заключения в окончательный приговор не вошел. Таким образам оно оказалось в подвешенном состоянии. Это дало Западу в последующем возможность активно его использовать в ожесточенной идеологической и информационной войне против Советского Союза.
К сожалению, и в нашей стране нашлись деятели, которые из своих узкокорыстных, конъюнктурных целей в угаре антисоветизма и антисталинизма стали раскручивать немецко-польскую версию катынской трагедии. Наиболее усердные из них были награждены польскими орденами, одаривались денежными подачками, пользовались бесплатным отпуском в Польше, другими услугами. Имена их сегодня тщательно замалчиваются.
Незаурядное рвение, как это не покажется удивительным, проявил бывший многолетний посол СССР в ФРГ (кстати, отличившийся весьма пристрастным отношением к восточной политике западных немцев) В.Фалин. Немалое внимание он уделил Катыни в своей книге воспоминаний «Без скидок на обстоятельства», опубликованной в 1999 г. Вот что он в ней, в частности, пишет, передавая свой разговор с Ю.Андроповым: «...Есть деликатный вопрос. В 1983 году сорокалетие Катыни. Точнее, сорок лет с момента, когда Катынь превратилась в нарицательное понятие. Готовясь к печальному юбилею, необходимо по архивам прояснить как минимум: (а) что же Сталин и Берия заявляли полякам в 1941–1943 годах и что обсуждали Хрущёв с Гомулкой в 1956 году; (б) что из архивов Смоленского, Харьковского и других УВД попало в руки нем*цев и дальше на Запад и дает основания не принимать советскую версию случившегося; (в) что нового установили сами поляки и что не может быть опровергнуто повторением аргументов 1943 года. Конечно, правильнее всего было бы поднять наши первичные документы. Если верить молве (каково!), Хрущёв предлагал Гомулке воздать должное Сталину за Катынь (к чести Гомулки, он не поддался на хрущёвскую провокацию и отказался это сделать). Вряд ли такое предложение делалось, если оно вносилось (опять – если!) беспричинно…» (стр. 371).
Кстати, из-за Катыни между В.Фалиным и Ю.Андроповым произошла острая размолвка, которая привела к разрыву между ними. По настоянию Ю.Андропова (секретарь ЦК КПСС) В.Фалин был снят с должности первого заместителя заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС и удален из него. У В.Фалина нашлись, однако, сторонники. Его обработке, судя по всему, поддался мятущийся, ставший впоследствии лучшим немцем, горе-перестройщик М.Горбачёв. При нем В.Фалин был возвращен в ЦК КПСС на высокие посты. С санк*ции М.Горбачёва было опубликовано Заявление ТАСС (апрель 1990 года), в котором утверждалось, что «катынская трагедия – одно из тяжких преступлений сталинизма».

Нашлись последователи и в российском руководстве. Недавно Госдума послушными голосами правящей «Единой России» и ее клонов в лице «Справедливой России» и ЛДПР приняла Заявление по Катыни, в основу которого положена провокационная немецко-польская версия катынской трагедии. Теперь она фактически стала немецко-польско-российской. Опираясь на это Заявление, президент Д.Медведев поспешил на поклон в Варшаву, где в очередной раз покаялся перед торжествующими поляками. Ничтоже сумняшеся, он публично назвал Сталина преступником. А польского кинорежиссера, антисоветчика со стажем, бывшего солдата Армии крайовой А.Вайду за его антирусский фильм «Катынь», разжигающий неприязнь между нашими народами, самолично наградил российским орденом Дружбы.
Нельзя здесь не напомнить, что уже во вновь обуржуазившейся Польше был варварски разрушен в Кракове памятник маршалу И.Коневу, спасшему эту древнюю польскую столицу от полного уничтожения гитлеровцами, и сооружен с явным вызовом мемориал в честь сотрудничавшей с ними Армии крайовой. И именно к этому мемориалу тем, кто подло из-за угла стрелял в спины советским освободителям Польши, российский президент В.Путин во время своего визита (2002 г.) возложил цветы. В.Путин и Д.Медведев почему-то подчеркнуто оказывают знаки внимания нашим недругам. Оба они во время своих государственных визитов в Финляндию возлагали цветы на могилу союзника Гитлера маршала Маннергейма. Это его войска вместе с немцами держали многомесячную жестокую блокаду Ленинграда, из-за которой от голода, постоянных обстрелов погибли около миллиона его жителей. Что это? Беспамятство, слабая историческая осведомленность, недопонимание всей пагубности подоб*ных явно
конъюн*ктурных встречных шагов? Или все это – не что иное, как вполне осознанные проявления классовой, идейной смычки на почве антисоветизма и антисталинизма. Но здравый смысл говорит, что унижениями и задабриваниями невозможно добиться у закусивших удила польских, как и других, националистов какого-либо расположения. И поскольку на серьезный положительный сдвиг в российско-польских отношениях рассчитывать не приходится, возникает вопрос: почему Кремль все же пошел на столь громкую и исторически несостоятельную раскрутку катынского дела?

Возможно, у этого дела есть внутренний аспект (возможно, более важный и существенный). Как известно, пресловутые либеральные рыночные реформы потерпели провал. Сильно подорванную ими российскую экономику к тому же накрыл острейший кризис мировой капиталистической системы, частью которой стала Россия. Чтобы скрыть все это от сбитого с толку российского общества, власть развязала новую кампанию по «десталинизации». И раскрутка Катыни в нее вполне укладывается, сулит некие, правда, зыбкие, шансы. Ведь постоянно эксплуатируемая тема ГУЛАГа приелась, перестает работать. Нужно что-то еще. Решили поспекулировать на Катыни, используя якобы обнаруженные «новые» документы. Видимо, обанкротившаяся российская власть все еще надеется и дальше обеспечивать свое политическое существование путем все новых антисоветских, антисталинских кампаний и подтасовок. Но чем больше они надругаются над советским прошлым, тем оно весомее о себе заявляет. Слишком разителен контраст между великим созидательным, духоподъемным советским прошлым и базарно-разрушительным и нравственно убогим буржуазным настоящим, напоминающим потрепанный корабль, без руля, ветрил и тормозов несущийся на скалы.
Назвать Сталина преступником юрист Д.Медведев не имел никаких правовых оснований. Это дело только суда, независимого и праведного. Имя Сталина навечно спаяно с нашей величайшей Победой в Великой Отечественной войне. Это – вердикт истории.
Если поляки официально потребуют от нас денежных и иных возмещений, Россия должна им выставить такой же, если не больший, счет за загубленных в польских концлагерях десятки тысяч красноармейцев. Российскому МИДу следовало бы тверже и последовательнее защищать национальные интересы нашей страны. Постоянными уступками, дипломатическими реверансами с дежурными улыбками, излишней политкорректностью вперемежку со словесной эквилибристикой невозможно обеспечивать авторитет внешней политики России. Она должна соответствовать статусу великой державы. Для этого требуются по-настоящему бойцовские качества. Давно пора окончательно отрешиться от традиционно легковесного отношения к русским жертвам. В этом смысле мы явно проигрываем полякам. И не только им. Из-за оказавшихся в плену одного-двух израильтян Тель-Авив начинает крупные карательные операции против своих палестинских и ливанских соседей. Есть чему поучиться и у американских партнеров.
Следует еще раз напомнить чванливым полякам, что за освобождение Польши сложили головы 600 тысяч воинов Красной Армии. Полякам надо быть вечно признательными за это, как и за то, что благодаря Сталину Польше были возвращены ее древние западные земли. Им не следует заигрываться в русоненавистничестве, что явно на руку как антироссийским, так и антипольским силам на Западе. Поляки в своих собственных интересах не должны участвовать во всяких военных и информационных «дранг нах остен». Ни к чему хорошему это не приведет.
Катынь, совершенно очевидно, на совести у гитлеровцев, которую они, кстати, считали химерой и потому пошли на такую чудовищную, иезуитскую провокацию. И как бы кто бы сегодня ни изощрялся, свалить вину с больной головы на здоровую не удастся. На этом можно заработать лишь черную мету на всю жизнь.
Неплохо было бы президентской Комиссии по фальсификациям отечественной истории заняться разоблачением катынской фальшивки. Хватит ли у нее для этого гражданского мужества, да и позволит ли ей это сделать учредившая ее власть? То, что передано российскими властями полякам по Катыни, дол*жно стать достоянием международной и российской общественности, а также все то, что еще хранится в закрытых российских и зарубежных архивах. Как известно, смоленский архив НКВД неисповедимыми путями оказался в США. И, видимо, не только смоленский. К сожалению, часть архивных документов по Катыни утрачена. Немецкие архивы по этому делу перед капитуляцией гитлеровцы уничтожили вместе с вещественными доказательствами, что само по себе о многом говорит. Как отмечалось выше, немало других потерь, исчезновений, нестыковок, вбросов. Так что при сложившихся обстоятельствах нельзя считать катынское дело закрытым. Оно вопиет.
Истина по Катыни должна быть самым тщательным образом исследована, установлена и в судебном порядке утверждена. А вся политическая конъюнктурщина должна быть разоблачена и решительно осуждена.

Арнольд АНУЧКИН-ТИМОФЕЕВ,
кандидат исторических наук.
Москва.
http://kprf.ru/international/88050.html
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 19.02.2011, 06:26
Ставр Ставр вне форума
Старожил
 
Регистрация: 08.01.2011
Адрес: в Сибири
Сообщений: 97
Ставр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренции
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Алевтина

Об этом стало известно Геббельсу. В своем дневнике он, сильно этим раздосадованный, записал: «К несчастью, в Катыни были найдены немецкие боеприпасы. Это должно остаться в тайне. Поскольку если это всплывет на поверхность и станет известно нашим врагам, все дело о Катыни лопнет».

Алевтина! Для того, что бы не быть записанным некоторыми участниками форума в "школоту", хотелось бы "просветиться" и получить прямую ссылку на дневники Геббельса, где данная фразу фигурирует.
"Арнольд Анучкин-Тимофеев, кандидат исторических наук" - звучит не убедительно, как "фашистская провокация"...
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 19.02.2011, 06:56
Ставр Ставр вне форума
Старожил
 
Регистрация: 08.01.2011
Адрес: в Сибири
Сообщений: 97
Ставр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренцииСтавр вне конкуренции
По умолчанию

Извиняюсь! "Данная фраза".
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 19.02.2011, 09:35
Аватар для Быдлосовок-имперец
Быдлосовок-имперец Быдлосовок-имперец вне форума
наивный демагог
 
Регистрация: 15.11.2010
Адрес: Минск
Сообщений: 1,176
Быдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренцииБыдлосовок-имперец вне конкуренции
По умолчанию

Цитата:
Извиняюсь! "Данная фраза".

Данная фраза фигурирует в дневнике Геббельса как запись от 8го мая 1943 года. Звучит она так (если верить переводу): "К несчастью , в Катыни были найдены немецкие боеприпасы. Полагаю, это то, что мы продали Советам, еще когда дружили, и это им хорошо послужило, а может, они и сами побросали пули в могилы. Но главное, что это должно остаться в тайне. Поскольку если это всплывет на поверхность и станет известно нашим врагам, все дело о Катыни лопнет".
__________________
[B]Бей белых - пока не покраснеют, бей красных - пока не побелеют[/B] (с) Русская народная мудрость.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Правила форума
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 12:36.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot